17 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чём отличие империи от республики

Разница между республикой и империей

Перед тем как разбираться, чем отличается республика от империи, давайте определимся с самими понятиями. С республикой все более-менее ясно: этот термин происходит от латинского res publica, что в переводе значит «общее дело». Республикой называют такую форму государственного устройства, при которой власть не является наследственной (правда, в теории, на практике порой бывают весьма «закрученные» случаи). А вот с понятием «империя» придется разбираться подробнее, ведь слово это очень неоднозначно. В общем, обо всем по порядку.

Империя

По существующим сегодня представлениям, признаками империи являются следующие:

  • объединение в одном государстве большого количества разных народов;
  • наличие единого политического центра;
  • значительный политический вес (в мире или хотя бы в регионе);
  • форма правления – монархия либо диктатура (с этим пунктом можно поспорить).

На разных этапах истории империя способна проводить как экспансионистскую политику, так и оборонительную (пример – Римская империя в последние два века своего существования).

Вообще, с критериями понятия «империя» довольно большая путаница. Взять, к примеру, ту же Римскую империю. Одни историки считают первым императором Юлия Цезаря, другие – его преемника Октавиана Августа, третьи резонно указывают, что при них гордый Рим формально оставался республикой и император именовался не императором, а принцепсом, то есть «первым среди равных». Такое положение существовало более трехсот лет, пока в 284 году нашей эры «принципат» (так называлась эта форма правления, сочетавшая монархические и республиканские черты) не сменился «доминатом». Именно тогда внук раба и сын вольноотпущенника Диоклетиан, придя к власти, окончательно отринул республиканские условности и велел называть себя «dominus et deus», что значит «господин и бог».

Так в чем же отличие республики от империи, если период Римской истории, начиная с Августа, считается «ранней империей», а с Диоклетиана – «поздней империей»? Вопрос риторический, ведь в гуманитарных дисциплинах, какими являются и история, и политология, значение многих терминов размыто. Поэтому однозначный ответ на поставленный вопрос получить сложно. Многие считают империей современные США, которые проводят активную неоэкспансионистскую политику. Хотя формально они империей не являются, поскольку правление там не монархическое и не диктаторское.

Противоположный пример – Центральноафриканская империя. Современная молодежь о такой и не слыхала, однако она существовала… почти целых три года! С 1976 по 1979-й бывшую Центральноафриканскую республику возглавил печально известный Жан-Бедель Бокасса, провозгласивший себя императором. Задокументированный факт: на создание императорской короны ушло 5 миллионов долларов США, а вкупе с церемонией коронации затраты на изменение государственного статуса составили четверть экспортных доходов страны за год! Естественно, такая «империя» в одной из беднейших частей Африки вызывала смешанные чувства – от приступов смеха до жалости к жителям этой несчастной страны, тем более что Бокасса практиковал каннибализм (впрочем, на суде он сумел оправдаться, заявив, что части тел своих политических соперников он хранил в холодильнике «на удачу»).

Читать еще:  Почему не работает экран на ноутбуке

Сравнение

Республиканские органы управления государством либо избираются всенародно (как в России), либо формируются особыми представительскими структурами. Пример второго варианта – США, где выборы президента двухступенчатые: сначала граждане выбирают «выборщиков» (такая вот тавтология), затем те через сорок дней после своего избрания решают путем прямого голосования, кто станет президентом и вице-президентом страны. Хотя и тут не обходится без нюансов. Некоторые шутники говорят о «династии Бушей» в США, где в 1989-1993 и в 2001-2009 высший государственный пост занимали два Джорджа Буша – отец и сын. Кстати, в 2014 году в качестве возможного кандидата от Республиканской партии на президентский пост активно обсуждалась кандидатура еще одного Буша – Джона по прозвищу «Джеб», являющегося родным братом Джорджа Буша-младшего.

Интересное государственное устройство было в Речи Посполитой, объединившей в 1569 году Польское королевство и Великое княжество Литовское. Там пожизненный правитель, носивший титул «Король Польский и Великий князь Литовский», избирался шляхтой – привилегированным военным сословием. В то же время сам термин «Речь Посполитая» – это калька (то есть буквальный перевод) на польский язык латинского термина «res publica». Вот и разберись тут – была Речь Посполитая республикой или нет.

Уже не империя: почему Россия не вернется к модели унитарного государства

Недавняя большая пресс-конференция Владимира Путина привлекла внимание к взглядам российского президента на прошлое собственной страны — в частности, к утверждениям о том, что на протяжении «тысячелетней истории нашего государства оно было централизованным унитарным государством» и лишь деструктивная деятельность Владимира Ленина — «скорее не государственного деятеля, а революционера» — превратила Советский Союз «фактически даже не [в] федерацию, а [в] конфедерацию», последствия чего мы расхлебываем с 1991 года по сей день.

На наш взгляд, подобная трактовка явно упрощает важные исторические процессы и формирует неадекватные представления о выработке оптимального курса в современной политике.

Центр и периферия

Русское государство, и в этом можно согласиться с Путиным, действительно развивалось как унитарное, но лишь часть своей истории. До того как московские правители свергли ордынское иго и в достаточно короткий по историческим меркам срок завоевали территории от Лифляндии до Камчатки, собственно, и создав современную Россию, существовали десятки русских княжеств и вольных городов, не вписывавшихся в картину унитарного государства. Империя, создание которой началось в середине XV века, была уникальной сложносоставной структурой, где с историческим центром неявных очертаний сосуществовали как поселенческие колонии за Уралом, так и контролировавшиеся военной силой территории, на которых русские оставались в явном меньшинстве (Польша, Прибалтика, Финляндия, Кавказ, Средняя Азия). В этой империи об унитарности тоже можно было говорить с некоторой долей условности, присоединяемые территории имели значительную автономию — от гетманской на Украине и польской (до 1832 года) до имевших свои особые законы Финляндии и западных областей, где до 1840 года действовал Литовский статут. Собственно, унитарность в том смысле, который вкладывает в это понятие российский президент, начала формироваться только в эпоху Александра III — и, увы и ах, именно эта попытка сыграла роковую роль в судьбе России, сократив шансы империи на выживание.

Читать еще:  Как вылечить мозоль на пальце руки

Однако даже если оставить в стороне дискуссию об унитаризме, следует заметить, что сложносоставная Российская империя, имевшая титульную нацию, но населенная еще и десятками народов, составлявших более трети подданных, вряд ли могла выжить в новейшее время промышленного капитализма и национального самоопределения. Не случайно все три империи подобного типа — Российская, Австро-Венгерская и Османская — не пережили Первой мировой войны. В 1917–1918 годах история российского «централизованного унитарного государства» закончилась.

Понимая драматизм происходящего, Ленин попытался переформатировать государство в его прежних границах, но на совершенно иных основах. Его главным ноу-хау стала не «конфедерализация» страны, а попытка выйти за ее этническую определенность, рождавшую центробежные тенденции. Созданный в эти дни 97 лет назад СССР был намеренно лишен этнической составляющей в своем названии. Подчинение подданных государю было заменено их присягой идее, а элемент унитарности был имплементирован через структуры партии (не случайно периферийные республики получили «свои» компартии, а российский «центр» был лишен этой привилегии). Именно идеология, которая, в отличие от ранее претендовавшего на эту роль православия, была универсальной и вненациональной, и сплотила распавшуюся империю еще на семь десятилетий. Каким бы революционером ни считали сегодня Ленина, здесь он показал себя как великий государственный деятель, ведь ни одному другому политику ХХ века не удалось удержать подобную империю от распада.

Советское и русское

Именно события 1917–1918 годов, а не 1989–1991 годов поставили точку в истории Российской империи. Возникшее на ее месте Советское государство оказалось совершенно новой структурой. Известна аналогия Андрея Амальрика: «Марксистская доктрина задержала распад Российской империи — третьего Рима, — но не в силах отвратить его, как принятие христианства отсрочило гибель Римской империи, но не спасло ее от неизбежного конца». Впрочем, она довольно условна, потому что в советской империи пытались не столько заново обосновать доминирование титульной нации, сколько создать новую квазинацию под названием «советский народ». Советский Союз объединяла не общая история его народов, а их единая обращенность в будущее, именно поэтому даже победа в Великой Отечественной войне, 75-летие которой должно стать «главным событием 2020 года», не отмечалась широко вплоть до середины 1960-х.

Распад Советского Союза в 1991 году стал следствием исчерпания позитивного заряда коммунистической идеологии и возрождения того самого патриотизма, который у каждого народа, разумеется, свой. Этот распад не был распадом Российского государства, которого не существовало к тому времени уже около семи десятилетий. Он скорее положил конец созданной на его месте идеологической державе и вернул Россию в доимперские границы, в целом соответствующие временам Соборного уложения 1649 года. Конечно, можно соглашаться или спорить с тезисом Путина, что границы новой России были проведены условно, но никаких практических выводов из того или иного ответа на этот вопрос не следует. Новое государство определило себя как Россия и уже по одной этой причине не должно искать элементов этнической идентичности с соседними народами. Вполне вероятно, что в конце 1980-х годов руководители СССР могли бы предложить новый идеологический конструкт, который продлил его жизнь, но эту роль уже не могли исполнить ни этническая принадлежность, ни общие исторические корни. Стоит напомнить, что объединение России с территориями, когда-то составлявшими Древнюю Русь, Украиной и Белоруссией, происходило в XVII–XVIII веках в контексте освобождения этих территорий из-под власти иных и относительно чуждых государственных образований. В наше время, когда и Украина, и Белоруссия являются суверенными государствами, рассуждения о «русском мире» теряют всякую политическую привлекательность.

Читать еще:  Кто самый сильный Супергерой

Сегодня, на наш взгляд, перед Россией стоит гораздо более важный вызов, чем объединение с Белоруссией или обустройство Донбасса. Внутреннее устройство страны остается крайне неопределенным, и стоило бы заниматься именно им, а не делами у соседей. В отличие от Советского Союза, который не имел этнической или национальной определенности, но состоял из 15 национальных республик в качестве равноправных членов, Российская Федерация имеет национальное определение, но состоит как из территориальных, подразумеваемо «русских», областей, так и из двух с лишним десятков национальных образований. Это явным образом противоречит духу «унитаризма», формировавшемуся на протяжении более чем 400 лет расширения Московского государства и его превращения в Российскую империю. Унитарное государство с национальными республиками — нонсенс. Сложности, которые близкие к ним по структуре страны переживают сегодня, прослеживаются на примерах Испании или Великобритании, чьи центральные правительства испытывают большие трудности в управлении национально-этническими автономиями, такими как Страна Басков и Каталония или Шотландия и Северная Ирландия.

Ленин не придумал нынешние национальные республики — они отражают сложную структуру государства, которое при Петре I могло управляться как унитарное, но сегодня не может. Вернуться к мифическому «тысячелетнему канону», уходя от федерации (которую следовало бы всемерно модернизировать) в сторону унитарного государства, уже не получится. Собственно, в выборе исторической формы, в которой будет существовать Россия в XXI веке, и состоит спор, который рано или поздно определит судьбу страны.

Источники:

http://thedifference.ru/chem-otlichaetsya-respublika-ot-imperii/
http://www.rbc.ru/opinions/politics/25/12/2019/5e01c5b69a7947cb907d538a

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector