2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему Иран и Израиль враждуют

Иран versus Израиль: история конфликта или почему эти страны враждуют?

Так уж исторически сложилось, что отношения между Израилем и Ираном всегда были достаточно напряженными. И, конечно, яблоком раздора стали территории. После завершения Второй мировой войны в 1947 году территории современной Палестины принадлежали Великобритании на правах мандата Лиги наций, поэтому все самые насущные вопросы региона решались с английскими «правителями». Мандат Лиги наций де-юре предусматривал контроль за регионом на основаниях управления, а де-факто – колонизацию.

Настал час «Икс», и колонизаторам пришлось столкнуться с сопротивлением. На тот период времени Палестина не была провозглашена как государство, а ее население состояло преимущественно из арабов и иудеев. Представитель Еврейского агентства выступил в качестве представителя еврейской стороны Палестины, потребовав провозглашения независимости.

История начинается с Арабско-израильского конфликта

Тем временем арабская часть населения также настаивала на создании государства с подавляющей частью арабского сообщества соответственно. Великобритания отказать решать проблемы своих же территорий, поэтому передала это право в Совет Безопасности ООН. Организация Объединенных Наций планировала по кусочкам разделить Палестину на две части: еврейскую и арабскую. Помимо этого необходимо было определить два ключевых города, которые также должны подлежать международному контролю: ими стали Иерусалим и Вифлеем. План ООН Иран не поддержал.

Как только Великобритания вывела свои войска из Палестины в 1948 году, Израиль поспешил провозгласить свою независимость. Инициативу евреев поддержали в Организации Объединенных Наций принципом большинства. Тем временем арабское сообщество подвергло критике законопроект ООН о провозглашении Израиля как государства, аргументируя тем, что евреи отхватили себе слишком жирный кусочек землицы для своего немногочисленного народа.

В том же году стартовали первые военные действия между Израилем и Лигой арабских государств в лице Египта, Ирана, Иордана, Сирии, Ливии и Саудовской Аравии. В итоге Израилю удалось установить контроль над всеми своими территориями, включая Иерусалим. Действия новоиспеченного государства ООН признали аннексией Палестины.

Жадность и деньги всего мира

Наибольшее обострение отношений между Ираном и Израилем состоялось в начале девяностых годов в связи с кардинальным изменением геополитической обстановки на Севере Европы, в частности – с развалом Советского Союза. Мир был разделен на Запад, Европу и исламские страны, что обусловило дальнейшее противостояние между ними.

Молодое государство Израиль почувствовало, что ему необходимо найти поддержки у европейских коллег, дабы защититься от посягательств арабских соседей, и начал строить свою активную внешнюю проевропейскую политику. Тем временем власти Ирана пришли к выводу, что лучшей защиты от нападений быть не может, кроме ядерного оружия, поэтому всерьез заинтересовались (и не только) перспективой его разработки.

На современном этапе в текущей политической ситуации Израиль видит в Иране противника, земли которого необходимо забрать себе, поскольку на территории соседа находятся огромные залежи нефти, что априори означает обеспечение себе богатства, независимости и защиты. Евреям нужна война как способ заполучить желаемое, ибо в ситуации, когда Иран ведет себя как пай-мальчик и выполняет все пункты соглашения Иранской противоядерной сделки, добиться этого однозначно не удастся.

В связи с данными обстоятельствами Израиль науськивает и провоцирует США в лице Дональда Трампа на открытое кровопролитие, беспардонно фальсифицируя факты о многочисленных нарушениях Ираном соглашения. В общем и целом, это не сулит ничего хорошего.

Наши солдаты с краю: РФ не будет вмешиваться в конфликт Ирана и Израиля

Россия не намерена вмешиваться в конфликт Ирана и Израиля на территории Сирии. Об этом «Известиям» заявили в Совете Федерации. Там также отметили, что на фоне ракетных обстрелов в районе Дамаска и Голанских высот жизни и безопасности российских военнослужащих в САР ничего не угрожает. В сирийском парламенте «Известиям» сказали, что удары Израиля по территории страны нарушают международное право. Там предупредили: армия приведена в состояние повышенной боеготовности. Опрошенные «Известиями» эксперты предполагают, что противники не хотят масштабной прокси-войны, поскольку в обеих странах сильны внутренние противоречия. Так, в Иране с конца прошлой недели не утихают бензиновые протесты, а в Израиле в ближайшие дни должно решиться, идет ли страна на третьи за год выборы.

Удар, еще удар

Ночью с 19 на 20 ноября Израиль нанес ракетные удары по иранским военным объектам в районе Дамаска, атакованы около 20 целей, включая штаб-квартиру иранского подразделения «Кудс» вблизи международного аэропорта столицы, погибли два военнослужащих «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР). Как позднее подчеркнул израильский премьер Биньямин Нетаньяху, удар был нанесен в ответ на предыдущую агрессию с сирийской территории. За день до этого со стороны САР были выпущены четыре ракеты по израильским поселениям на оккупированных им Голанских высотах, сработала система ПРО «Железный купол», никто не пострадал.

Масштаб этой атаки выглядит не так впечатляюще по сравнению с 250 ракетами, выпущенными 12–14 ноября по рубежам Израиля со стороны сектора Газа. Удары по югу наносил «Исламский джихад» (запрещен в России), который, как считают в Израиле, спонсируется Ираном.

Израильские танки «Меркава» на контролируемых Израилем Голанских высотах около границы с Сирией, 20 ноября 2019 года

В МИД РФ заявили, что такое развитие событий вызывает в Москве самую серьезную обеспокоенность и неприятие. В ведомстве призвали соблюдать суверенитет и территориальную целостность САР и других государств региона. Пока же действия Израиля добавляют напряженность и усиливают конфликтный потенциал ситуации вокруг Сирии, добавили в министерстве.

Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил «Известиям», что Россия не собирается вмешиваться в двусторонний конфликт Израиля и Ирана. При этом он подчеркнул: российским военнослужащим и гражданским, которые находятся в САР, в рамках ирано-израильского обострения ничего не угрожает.

Читать еще:  Какой размер неустойки по алиментам

— Сегодня Сирию превратили в такой клубок противоречий, что только Москва сейчас имеет правильную «дорожную карту», когда говорит, что всё надо поставить в русло международного права, — отметил сенатор. — Россия со всеми имеет очень хорошие отношения — и с Израилем, и с Ираном, и с Сирией. Но быть громоотводом у всех мы не можем.

В сирийском парламенте обвинили израильтян в эскалации напряженности и нарушении международного права, в лишний раз напомнив, что Голанские высоты, с которых наносились удары, — территория Сирии, незаконно оккупированная еврейским государством.

Присутствие иранских военных в Сирии абсолютно легально, они находятся в различных частях страны. Израиль не может смириться с этим и наносит удары, пытаясь добиться вывода иранских войск и тем самым вмешаться во внутреннюю политику Дамаска, — заявил «Известиям» зампред международного комитета парламента САР Аммар аль-Асад. — Сирийская армия отбивает большую часть израильских ракет, наши силы приведены в полную боеготовность, чтобы дать отпор агрессору.

Солдаты иранской армии

Советник премьер-министра Израиля Ариэль Бульштейн заявил «Известиям», что страна не стремится к войне с Исламской Республикой.

— Но если Тегеран будет нас атаковать или угрожать нашей безопасности, мы естественным образом будем это пресекать. Удары по иранским объектам в Сирии были исключительно актом самообороны, — подчеркнул политик.

По мнению востоковеда Роланда Биджамова, полномасштабной прокси-войны Израиля и Ирана на территории САР ожидать не стоит. Вместо этого будут эпизодические обмены ударами, поскольку к серьезному конфликту пока ни одна из сторон не готова.

— Израилю выгодно демонстрировать силу, он точечно уничтожает иранскую инфраструктуру вокруг Дамаска, при этом не атакуя российские объекты. Израильтяне заранее предупреждают Москву, чтобы не возникло недопонимания, — пояснил политолог. — При этом никакого обострения в отношениях России и Ирана из-за этого нет.

Востоковед также напомнил: в МИД РФ неоднократно подчеркивали, что понимают озабоченность еврейского государства по поводу нахождения иранских войск близко к границам.

Кризис на всех фронтах

Ариэль Бульштейн отметил, что внутренний политический кризис в стране в связи с затянувшимся избранием нового премьера никак не повлияет на обороноспособность государства. 20 ноября в полночь у лидера оппозиционного блока «Кахоль-лаван» Бенни Ганца истек его мандат на формирование кабинета. По мнению Ариэля Бульштейна, Ганц не использовал отведенные ему 28 дней на создание правительства национального единства вместе с правым «Ликудом». Вместо этого он пытался сколотить узкое левое правительство совместно с арабскими партиями, часть из которых вообще отрицает право Израиля на существование.

— С 21 ноября у депутатов кнессета остается еще 21 день, чтобы предотвратить третий раунд выборов. Нетаньяху и Ганц постараются собрать за этот срок требуемое большинство — 61 мандат из 120 в кнессете, кто первый с этим справится, тот и станет премьером, — пояснил политик.

Иранские власти сейчас также заняты решением внутренних проблем, отметил Роланд Биджамов. 16 ноября Тегеран в два раза увеличил цены на бензин, это вызвало массовое недовольство граждан — на улицы крупнейших городов республики вышли (и выходят) тысячи человек. Вначале требования протестующих ограничивались экономическими мерами, теперь же толпа требует отставки духовного лидера аятоллы Хаменеи, прекращения военной операции в Сирии и смены курса.

ПВО Сирии отвечают на ракетные удары по столице — Дамаску

15 ноября умудренное опытом соседнего Ирака правительство Ирана начало крупнейшую в истории страны блокировку интернета — полная развертка механизма заняла сутки, были отключены все 300 национальных провайдеров.

И хотя 20 ноября аятолла Хаменеи заявил, что протесты удалось обуздать, восстанавливать интернет в стране не торопятся.

По мнению эксперта ПИР-центра, специалиста по ядерной программе Ирана Андрея Баклицкого, смены режима в Иране на фоне протестов ожидать не стоит — таких прецедентов не было и при более серьезных волнениях в стране. На фоне непопулярных решений нынешнего руководства Ирана во время новых выборов к власти вряд ли вернется и экс-президент Махмуд Ахмадинежад, жестко критикующий шаги руководства Исламской Республики.

Почему Иран хочет уничтожить сионистский Израиль

После уничтожения истребителя в небе над Сирией в СМИ вновь заговорили о скорой войне между Ираном и Израилем, которая, как считают некоторые специалисты, неизбежно перерастет в третью мировую. У конфликта между евреями и персами много сторон, включая поистине мистические, но еще больше мифов, которые ему сопутствуют. Главный из них – о том, кто кого хочет уничтожить на самом деле.

История отношений персов и евреев поистине древняя – разговор о ней нужно начинать с VI века до н. э. Завоевав Вавилонское царство, царь Персии Кир Великий издал эдикт, освободивший евреев из Вавилонского плена и позволивший им вернуться в Иерусалим. Таким образом, персидский царь обнародовал первую в своем роде «декларацию прав человека». И когда английский лорд Артур Бальфур в 1917 году издал собственную «Декларацию», позже названную его именем, евреи благодарно назвали его «новым Киром», поскольку она содержала идею создания Израиля.

Сегодняшние отношения Исламской Республики Иран и Государства Израиль можно описать одним словом – вражда. Сложно найти на политической карте мира две другие страны, которые находились бы в настолько же сложных отношениях. Геополитическая составляющая этого конфликта описана подробно – не всегда правдиво и со знанием дела, но все же описана, благо Израиль и Иран никогда не жаловались на нехватку внимания со стороны журналистов и экспертов. Теперь многие из них утверждают, что эти государства находятся на грани большой войны.

Так ли это на самом деле?

Читать еще:  Почему кошки топчутся по человеку

Дружба изгоев в море арабов

Вражда не является непременным атрибутом отношений евреев и персов. Напротив, долгие годы эти народы связывала крепкая дружба. А на государственном уровне Израиль и шахский Иран были не просто союзниками – обе страны находились в осадном положении, будучи окруженными «морем арабов», и быстро нашли друг в друге стратегических партнеров.

Одно время Иран был единственной мусульманской страной региона, которая де-факто признавала еврейское государство. В ИРИ по сей день проживает самая большая на Ближнем Востоке община евреев (порядка 20–25 тысяч человек), которая обладает внушительными позициями в местном обществе. А когда евреи подверглись гонениям в саддамовском Ираке, Тегеран помог им выехать за пределы опасной зоны.

Сейчас это кажется немыслимым, но Израиль, являющийся, по определению Гарвардского университета, «лабораторией безопасности», консультировал Иран даже при создании шахской спецслужбы САВАК и оказывал содействие при строительстве атомного реактора в Бушере.

Иран в долгу не остался. Как утверждает израильский иранист Владимир Месамед, во время Войны Судного дня Тегеран передал еврейскому государству 25 боевых истребителей «Фантом». При этом, по понятным причинам, обеими сторонами предпринимались попытки скрыть свои связи. К примеру, в аэропорту Тегерана, в отдалении от основной части воздушной гавани, был открыт специальный терминал, чтобы держать в секрете частые визиты израильских военных в Иран.

Сейчас мало кто помнит и о нефтяной трубе, именуемой среди нефтяников Ирано-израильской. Она проходила от южного Ашкелона до северного Эйлата. Танкеры подвозили иранскую нефть до берегов Израиля, грузили ее в нефтепровод, а оттуда черное золото попадало на мировые рынки, частично оседая в еврейском государстве. Занимался этим блестящий бизнесмен – основатель крупнейшей в мире трейдинговой компании Glencore, «король нефти» Марк Рич (урожденный Марселл Давид Рейх), работая напрямую с иранскими фундаменталистами.

Таким образом, говорить о национальном характере вражды между евреями и персами не приходится. А вот идеологическая составляющая в ней, безусловно, есть.

В страдании есть идея

В 1979 году в Иране произошла революция: на смену светскому монархическому режиму во главе с шахиншахом пришла первая в истории исламская теократия. По сей день там правят мусульманские улемы шиитского образца – аятоллы. Это мистически вдохновляемые и «ведомые волей Аллаха» духовные лица – «знатоки таинств жизни» и «представители Всевышнего на земле». В то же время новый режим изначально строился как республика – с выборами, разделением властей, парламентом, сотнями партий и жесткой конкурентной борьбой политических каст.

Иран – общество идеологизированное. Наиболее устоявшееся название этой идеологии – хомейнизм. Но некоторые исследователи подчеркивают, что иранцы являются шиитами только 500 лет, а персами – на протяжении тысячелетий. Речь в данном случае идет о том, что нынешняя идеологическая оболочка – временная и не характеризует местный социум в полной мере.

Отчасти с этим можно согласиться. Исламская революция оставила глубокий отпечаток в сознании иранцев, но нынешнее иранское общество стало отображением уникального персидского характера. Шиизм зарождался в страданиях, в мучениях, в постоянном угнетении (важное слово для идеологии ИРИ). В годы гражданской войны в Халифате внук пророка Мухаммеда Хусейн был растерзан в битве с войсками халифа Язида у Кербелы (территория современного Ирака). Для шиитов – последователей Али, двоюродного брата пророка – этот эпизод стал, пожалуй, главным фактором идентичности. События при Кербеле поминаются, например, во время траура Ашура, в рамках которого многие шииты занимаются самобичеванием, что напоминает им о мучениях Хусейна.

Отсюда же – близость к угнетенным и ненависть к угнетателям в идеологии шиизма. Мусульмане-палестинцы, в понимании иранцев, угнетаемы евреями.

Другой чрезвычайно болезненный и предельно идеологизированный для иранцев вопрос – статус Иерусалима. Для мусульман этот город имеет особое значение. Согласно глубоко закрепившимся преданиям, пророк Мухаммед был чудесным образом перенесен из Мекки в Иерусалим, а оттуда на небо, где у него состоялся разговор с Творцом.

Риторика об оккупации Иерусалима характерна практически для всех мусульманских стран Ближнего Востока, включая те, с кем у Израиля выстроились нормальные рабочие отношения. Более того, сложно найти хоть одну речь Усамы бен Ладена или нынешнего лидера «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) Аймана аз-Завахири, где не поднимался бы иерусалимский вопрос. Иран тоже использует эту карту для достижения своих региональных целей, направляя заявления официальных лиц на мусульманскую улицу как внутри страны, так и в регионе в целом. Именно улица – основной потребитель воинственной риторики Тегерана, претендующего на лидерство в мусульманском мире в условиях, когда шииты составляют всего 10–20% от мировой уммы.

Приведем конкретный пример. Однажды король Иордании Абдулла подверг жесткой критике экспансионистскую иранскую политику, заявив, что Тегеран пытается создать «шиитскую дугу» (или шиитский полумесяц) от своих границ через Ирак и Сирию и вплоть до ливанских берегов Средиземного моря. Впоследствии к этим обвинениям присоединился президент Египта Хосни Мубарак. Эти заявления тоже были обращены к мусульманской (точнее – суннитской) улице, однако возымели мало эффекта, так как в картине мира этой самой улицы Тегеран является защитником «угнетенных палестинцев», активно противостоящим Израилю.

Вот вам и база для непримиримой позиции в отношении Израиля, который в Иране называют «сионистским образованием» – вслед за аятоллой Хомейни. И все же еврейское государство находится если не на периферии, то уж точно не в ядре иранской революционной идеологии.

Если согласиться с мыслью, что идеи Хомейни – основа и руководство к действию для современного Тегерана, придется учитывать, что сам Хомейни обращался к израильскому вопросу не так уж и часто – нужно очень постараться, чтобы найти упоминание Израиля в его «Завещании» (оно все же есть). Но в целом его позиция была враждебной и бескомпромиссной. «С точки зрения ислама и мусульман, а также всех международных критериев, Израиль – агрессор и захватчик. » – писал аятолла.

Читать еще:  Зачем деревья красят белой краской

Более известно его изречение о большом (США) и малом (сначала СССР, позже – Израиль) сатане. После этого в западном обществе, особенно в Америке, укрепилось мнение, что Ираном управляют фанатики, которые ведомы радикальной идеологией и не вполне владеют собой. Однако Запад понимает этот образ неправильно. В христианстве сатана – абсолютное зло, которое не имеет оправдания, но в исламе Аллах обладает всепобеждающей милостью убеждения, а сатана – скорее заблудшее и корыстное существо, погрязшее в пороках. В Коране даже содержится мысль, что в Судный день он может быть прощен всемилостивым Аллахом.

Можно ли представить, чтобы христианин назвал подрезавшего его на дороге водителя сатаной? Вряд ли. А для перса это запросто. Таким образом, сравнение с сатаной в иранской системе координат носит более мягкий характер.

Евреи как народ восточный понимают иранское общество лучше прочих. Однако сам факт геополитического противостояния подчас толкает их официальные власти к неадекватной трактовке современной Персии.

Кто кого сотрет с карты

Израиль стал одним из основных «хейтеров» Ирана начиная примерно с 2000-х годов. Со временем риторика ужесточалась, и дело дошло до таких определений, как «террористическое государство» и «фанатичный режим». Тегеран зачастую сам давал для этого поводы – достаточно вспомнить риторику, которую использовал бывший президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад.

В 2005 году он взорвал информационную бомбу, заявив на конференции «Мир без сионизма», что «сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы». Когда пыль улеглась, президент повторил: «Сионистское образование необходимо стереть с карты». Другой «сферой деятельности» Ахмадинежада стала кампания по отрицанию холокоста. Он организовывал «конференции», призывал проверить факты и говорил о том, что «мировой сионизм намеренно завышает число убитых».

Сейчас ни у кого нет сомнений, что эта активность имела прежде всего внутриполитические цели. Зато есть обоснованное мнение, что два президентских срока Ахмадинежада нанесли интересам и имиджу Исламской республики колоссальный урон. Его время было наиболее напряженным для Ирана после восьмилетней войны с Ираком.

Новое руководство ИРИ не случайно начало постепенный пересмотр «наследия» Ахмадинежада. Нынешний президент Хасан Роухани признал факт холокоста и заявил, что это преступление против человечности. Примечателен и другой эпизод: когда глава МИД Ирана Джавад Зариф в «Твиттере» поздравил граждан Израиля с еврейским новым годом, дочь влиятельного американского политика Нэнси Пэлоси написала ему, что было бы приятнее, если бы Тегеран не отрицал холокост. Зариф ответил:

«Иран никогда не отрицал холокост, а человек, которого считают отрицающим это, уже ушел. Счастливого нового года».

Современные израильские элиты столь же охотно используют антииранскую риторику в своих внутриполитических целях, как Ахмадинежад использовал антиизраильскую в своих. Сложно найти хотя бы одного израильского политика, который не спекулировал бы на теме иранской угрозы и не демонизировал бы ИРИ. Цель всего этого – консолидация общества и союзников. Достаточно вспомнить слова теперь уже бывшего президента Шимона Переса о том, что война с Ираном становится все более и более вероятным сценарием, или выступление все еще действующего премьера Биньямина Нетаньяху в ООН, где он показывал чертежи и чуть ли не называл даты появления у «режима аятолл» атомной бомбы.

Другой популярный в Израиле миф заключается в том, что главным спонсором радикального движения ХАМАС является именно Иран. На деле поддержка со стороны Тегерана скорее носит медийный и идеологический характер, а главные спонсоры ХАМАС – это Катар и Турция. Но популярность этого мифа многое говорит в пользу его эффективности.

Есть, впрочем, и показательные исключения. В 2016 году бывший начальник генерального штаба (2002–2005) и министр обороны (2013–2016) Израиля Моше Яалон подверг резкой критике антииранскую политику властей. «В настоящий момент и в обозримом будущем нет угрозы для Израиля. Таким образом, было бы уместно, чтобы руководство страны перестало пугать граждан и создавать атмосферу, что мы стоим перед вторым холокостом», – заявил он, подчеркнув, что ядерная программа Ирана, которая в течение многих лет является основным полем деятельности Нетаньяху, «была заморожена в свете ядерной сделки и не является экзистенциальной угрозой».

Яалон является авторитетным военным, его профессиональные качества и знания в Израиле не вызывают сомнений. С ним можно согласиться как минимум в том, что прямого военного конфликта между Ираном и Израилем не будет, по крайней мере в ближайшей перспективе (прокси-война в Сирии не в счет; это прежде всего процесс, который не подразумевает очевидных победителей или проигравших).

Израиль и Иран несопоставимы по количеству населения и размеру территорий – в пользу, разумеется, Ирана. Однако у Израиля есть ядерное оружие, что в Тегеране хорошо известно. Известно там и то, что израильская система ПВО является лучшей в регионе, поэтому серьезные ракетные удары по израильтянам с иранской стороны маловероятны. Тем более сложно представить себе Исламскую республику, наносящую удар по Иерусалиму. Со своей стороны Израиль не пойдет на прямой вооруженный конфликт с Тегераном без одобрения главного союзника – США.

Риторика риторикой, а опосредованная война по расписанию. Именно она в обозримой перспективе останется основной схемой борьбы евреев и персов друг с другом. Но эти процессы нельзя переоценивать. В конце концов, для Ирана главный соперник – это не Израиль, а Саудовская Аравия и ее союзники. В центре большого ближневосточного конфликта находится соперничество арабов-суннитов и персов-шиитов, именно им и заняты стратеги в Тегеране.

Однако опасность выхода ситуации из-под контроля все же сохраняется. Для этого есть одна явная причина – усиление позиций фундаменталистов, причем повсеместно: в Иране, Израиле, США. А что в голове у фундаменталистов, одному богу известно.

Автор – политолог, эксперт по политике США в Афганистане и на Ближнем Востоке

Источники:

http://pronedra.ru/iran-versus-izrail-istoriya-konflikta-pochemu-eti-strany-vrazhduyut-239604-pid-pg.html
http://iz.ru/945421/elnar-bainazarov-aleksei-zabrodin/nashi-soldaty-s-kraiu-rf-ne-budet-vmeshivatsia-v-konflikt-irana-i-izrailia
http://xn—-8sbeybxdibygm.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D1%85%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%82-%D1%83%D0%BD%D0%B8%D1%87%D1%82%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8C/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×
×
×