7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как живут дети в детском доме

10 историй о детском доме, которые заставляют задуматься о самом важном

Семья — это самое важное в жизни человека.

AdMe.ru в День защиты детей решил рассказать о малышах, у которых нет именно этого самого важного. Давайте будем помнить и всячески помогать таким очень сильным маленьким человечкам.

  • Первый курс, зима. Мне как активисту предложили побыть Дедом Морозом в детдоме.
    Выучил пару стишков и игр, надел костюм, приклеил бороду и думал, что я готов. Нет, черта с два, к этому невозможно быть готовым. Ибо когда я пришел, дети кричали, что я ненастоящий (думал, это провал). Когда пришло время подарков, каждый ребенок, рассказав стишок, на ухо шептал желание на следующий год: найти маму и папу или чтобы они нашли их. Все дети без исключения просили об этом. После утренника молча курил и плакал.
  • Часто бывала в детдоме. Дети меня многому научили, была хорошая мотивация. Но один случай я запомню навсегда. Как-то просто сидела в коридоре. Из-за угла появляется мальчик с женщиной, похоже, мамой, что приехала его проведать. И в подарок она привезла. упаковку лапши «Роллтон». Но этот мальчик светился от счастья, ведь с ним рядом была мама. А у нас айфоны не того цвета — и сразу скандал.
  • Мы с моим братом-близнецом остались круглыми сиротами и до 5 лет жили в детдоме. Потом нас забрали разные семьи. Я помню не так много о брате, зато наш последний день помню во всех подробностях: мы спрятались в огромном ящике для игрушек и со слезами и улыбками рассказывали друг другу, как будем дальше жить и кем станем. Обещали, что друг друга найдем.

Прошли годы. В детдоме не дают информации о нем — не имеют права, сама найти его не могу. Заканчиваю школу и иду учиться на морского биолога, потому что тогда, сидя в этом ящике, говорила, что стану именно им. Верю, что, если устрою жизнь, как планировала тогда, непременно встречу брата. Мне ничего от этой жизни не нужно, только бы его найти.

  • Детдом. Я прохожу по коридору, заглядывая во все спальни. Тихо, все еще спят. Последние спокойные минуты моего рабочего дня. Захожу в комнаты, отдергиваю шторы, включаю нижний свет. Мальчишки начинают ворочаться, поднимают встрепанные головы, кто-то уже поднялся. В одной из спален мальчишка «заправляет кровать» одной рукой, сидя на ее краешке и не открывая глаз. Недовольное ворчание друг на друга в коридоре и туалете. Кто-то из детей, выйдя из спальни, подходит ко мне и утыкается носом в бок. Он стоит так несколько секунд, стараясь удержать сонное оцепенение:
    — Доброе утро, мам.

О жизни в детском доме честно и без прикрас (история с хорошим продолжением)

Что происходит с детьми после выпуска из ресурсного центра? С каким багажом они выходят оттуда? О чем мечтают и к чему стремятся? На эти и другие вопросы в личной беседе нам ответил выпускник Сиверского детского дома (ныне – ресурсного центра) Евгений, который пожелал не раскрывать свою фамилию.

Евгений попал в Сиверский детский дом, когда ему было пять лет. Сейчас ему 20 лет. Он обеспечивает себя сам, строит планы на будущую жизнь и научился, как он считает, жить в «этом» мире…

— Женя, расскажи о своей жизни в детском доме.

— Я не могу оценить, хорошо мне было там или плохо, так как не знал другой жизни. Мы были обеспечены продуктами, жильем, вроде бы всем необходимым. Но ту же одежду, которую нам выдавали, не всегда хотелось носить – не подходила по размеру, не нравилась. Часто мы просто ее продавали.

Мы были не приучены о чем-то просить. Вроде, неудобно. Среди нас было распространено мнение, что просить – стремно. Ты должен сам решить свою проблему. Мне было проще украсть или заработать и купить то, что мне нужно. Воровал на рынках, зарабатывал тем, что колол дрова и помогал людям по хозяйству в частных домах. Сегодня понимаю, что воровать – это плохо.

— Была ли в детдоме дедовщина?

— Почему, допустим, ты ее не прекратил? Тебе было неприятно, когда ты был внизу иерархической лестницы. Зачем тогда довлеть над теми, кто потом оказался ниже тебя?

— Ребенок, который попадает в батор, быстро мимикрирует и начинает жить по правилам коллектива: кто сильнее – тот главный. При этом если кто-то извне наезжал на наших, то мы вписывались за него всем составом. Не буду утверждать, что сейчас дела обстоят так же. Детский дом стал ресурсным центром. Говорят, что там теперь все стало по-другому.

— Что означает слово «батор»?

— Не знаю. Мы его всегда использовали, когда говорили про детский дом («батор» — сокращение от слова «инкубатор»).

— Несмотря на то, что ты жил в детдоме, у тебя было ощущение, что это твой дом – место, куда ты всегда можешь прийти, где тебя накормят, поддержат, выслушают?

— Нет, такого ощущения никогда не было. Возможно, такое ощущение и было у тех, кто попал туда из семьи. А у тех, кто вырос там с детства, нет. Можно сказать, что мы не особо испытывали какие-либо эмоции, так как в детдоме они уже не играют особой роли. Со временем ты просто забываешь (или не знаешь изначально), как это – чувствовать что-либо.

Читать еще:  Какая читалка лучше для Android

— Что ты имеешь в виду?

— Эмоциональность детдомовца зависит от того, сколько он там про-жил. Если с раннего детства, то ее практически нет. У меня в этом плане был полный провал. В детском доме демонстрация каких-либо переживаний считается слабостью, нельзя ныть. Ты должен уметь подавлять свои эмоции. Для детдомовца привычнее получить удар в лицо, чем поглаживание по голове. Если в младших группах воспитатели как-то могут достучаться до детей и сами дети тянутся к ним, то в старших группах уже все по-другому. Воспитатель уже не мог совладать с группой подростков.

Помню, что долгое время не понимал шуток и не знал пословиц и поговорок. На первом курсе училища кто-то сказал мне, что у меня «скелеты в шкафу», и я на полном серьезе пошел смотреть, что же лежит в шкафу.

Моя девушка в начале отношений всегда говорила мне, что я бываю очень груб – слишком сильно держал ее за руку, не понимал, что могу обидеть. Постепенно я стал следить за собой и исправлять поведение.

— Где ты получил образование?

— Учился в Сиверской школе № 2, был не самым прилежным учеником, окончил 9 классов. Выпускники детских домов могут получить среднее образование только на территории Ленинградской области, поэтому поступил в ГИЭФПТ на технологический факультет по направлению «дизайн».

— Почему ты решил стать дизайнером?

— Любил рисовать, хотел стать мультипликатором. Потом понравилась передача «Школа ремонта», решил, что рисовать и разрабатывать интерьеры тоже интересно. Сначала это была просто идея, затем уже серьезное желание. В результате, окончил ГИЭФПТ, нашел работу, занимаюсь дизайном.

— Некоторые выпускники ресурсных центров бросают учебу, так и не получив образования. Что тебе помогло не сойти с дистанции?

— Я очень хотел вырваться из «того» мира. Если можно так сказать, создавал себе больше проблем и вызовов, которые приносили большее количество решений, а значит, больше возможностей. Стал больше общаться с «домашними», учиться, развиваться, что-то перенимал у них. В результате, выстроил свою систему ценностей, которой придерживаюсь.

— Что значит «тот» мир, «домашние»…? Мы вроде бы в одном мире живем…

— Это вам так кажется. Я не общаюсь ни с кем из детского дома, кроме своего брата и еще одного друга. «Тот» мир живет по своим законам, не всегда правильным, и если вовремя из него не выбраться, то так и останешься с теми же повадками. Необходимо буквально силой заставлять себя менять свою жизнь.

Когда я выпустился из детского дома, то был похож на Маугли – не знал, что такое коммунальные платежи, как работает стиральная машина, как зарабатывать деньги и главное, как их тратить. Повторюсь, у детдомовцев сильно развита мимикрия, мы быстро всему учимся, если придется и если этого захотеть. К сожалению, эта способность у многих быстро переходит в двуличие, если ее не контролировать.

— Воспитанники в 18 лет получают доступ к большой сумме денег – пенсии по потере кормильца, которая копится на закрытом банковском счете, и многие тратят эти накопления буквально за неделю. Расскажи, как это было у тебя и твоих друзей в детском доме.

— Да, у некоторых эта сумма доходила до 2 млн рублей, и они тратили ее за несколько дней – прокат лимузинов, алкоголь, женщины легкого поведения и так далее… В детском доме дети не знают, что такое деньги, так как они ими в общем-то не пользуются – 200 рублей или 200 тысяч – все равно. Не знаю, как бы я распорядился такой суммой, так как сам получил всего 50 тысяч рублей и потратил их на нужные мне вещи. Если бы я мог изменить закон, то сделал бы так, что накопленную пенсию можно было бы тратить только на ремонт, покупку мебели – что-нибудь полезное.

— Ты получил квартиру от государства?

— Да, мне дали однокомнатную квартиру в поселке Сиверский, но я не собираюсь там жить. Уверен, что выпускнику детдома или ресурсного центра нужно давать жилье не в том же населенном пункте, где он вырос. Ему просто необходимо начать жить в другом обществе, знакомиться с новыми людьми.

— Если бы ты действительно стал законодателем и мог бы предложить некую программу по развитию ресурсных центров, то что бы в ней было?

— Я бы поменял многое. Нельзя собирать в одном центре много детей. Лучше, если они будут жить в квартирах по 3-4 человека. Двое старших воспитывают двоих младших. Во-первых, так проще приучиться к бытовой стороне жизни. Они сами будут готовить, делать уборку. Во-вторых, старшие будут подавать пример, как нужно жить, с кем общаться и что точно не стоит делать. Пусть будет некий взрослый куратор от ресурсного центра, который просто будет следить периодически за ними.

Также можно поселить детдомовцев, исходя из общности интересов: спорт, искусство и так далее. Когда старшие вырастут и уйдут, их место займут младшие и будут воспитывать уже новеньких. Таким образом, у них будет чувство дома, не будет никакой иерархии, и им будет проще потом жить в реальном мире, потому что они будут жить в нем изначально.

— Извини за вопрос, ты не боишься иметь своих детей? Существует мнение, что детдомовцы часто сдают туда же своих детей. Раз меня государство вырастило, значит, и моих детей тоже должно…

— Нет, не боюсь и не согласен с этим стереотипом. Про детдомовцев многое, что говорят – что у нас плохие гены, мы очень агрессивные… Да, если ударить детдомовца, то скорее всего он не испугается дать сдачи. Но мы не агрессивны настолько, чтобы первыми нападать на «домашних» просто так. Еще говорят, что детдомовца сразу можно вычленить в толпе, но это тоже неправда. Скорее наоборот – никогда на него не подумаешь.

Читать еще:  Что случится со Вселенной в будущем

— Расскажи о своей жизни сегодня и планах на будущее.

— Снимаю квартиру в Гатчине, работаю дизайнером. Люблю оформлять квартиры и дома в скандинавском стиле, хай-тек, модерн. Свой дом обязательно сделаю в стиле лофт. Компания, где я раньше работал, переехала в Лондон, но я отказался поехать с ними, хотя приглашали. Я не до конца адаптировался к этому миру и пока не готов менять страну.

Планирую получить высшее образование. Сначала хотел идти учиться дальше на дизайнера, но понял, что потрачу время впустую, так как уже есть опыт, клиенты, а просто «корочка» о высшем образовании мне не нужна. Думаю получить специальность психолога или актера – вот это мне интересно. Также хочу заниматься музыкой и выступать на сцене. Это дает чувство свободы.

8 МИФОВ О ДЕТСКИХ ДОМАХ или что там происходит на самом деле. Говорят дети-сироты

Поделиться:

Миф – вымышленная история или верование, которое препятствует осознанию реальности, иногда противопоставляется науке.Сегодня мы поговорим о мифах, связанных с детскими домами и об удобной с психологической точки зрения вере огромного количества людей и о том, как там живется по-настоящему.

МИФ 1: Детский дом помогает в социализации

Ваня, 16 лет (в приемной семье с 10 лет)

«Ненавижу вспоминать детский дом. Я сейчас это рассказываю, чтобы других тоже забрали. Нас в детском доме было больше 100 человек. Жили вперемешку, потому что мальчиков было больше, но воспитатели были по возрастам распределены. Просто, чтоб вы понимали, я приехал домой, и был как дикарь. Не знал, куда выкидывать мусор, что убирать в холодильник, а что можно оставить. Вообще не понимал тему, что еда может портиться. Денег в руках не держал, на цены в магазине вообще не обращал внимания, вот лежит, ну и пусть берут мне, думал.

Стиральный порошок кончается, мокрое полотенце на сушку вешать, обувь на разные сезоны нужна, все вот эти вещи, я ничего этого не знал. А еще про выбирать, я не мог решить сам ничего, мама говорит: «Вань, сначала гулять или уроки?», и я в ступор впадал, ждал, что мне скажут, чтобы подчиниться. После снега ботинки надо поставить сушиться, рваное можно починить, еда не сама в тарелках появляется. Мы ничего там не умели, как тупое стадо жили. Я вырвался, я спасся. Ну, меня спасли, точнее».

Система детских сиротских учреждений построена таким образом, что растит потребителя. Как, не обслуживая, организовать под одной крышей достойное содержание большого количества детей? Это просто невозможно. Дети растут в убеждении, что белье само становится чистым, картошка всегда порезана и пожарена, а чай – уже с сахаром.

Быт – неотъемлемая часть жизни любой семьи, это то, чего лишен ребенок в детском доме. В результате выход в самостоятельную жизнь становится для него шоком.

МИФ 2: Дети из детских домов не хотят в семью

Кристина, 17 лет (воспитывается в детском доме)

«Первый раз меня хотели взять в семью, когда мне было 7 лет. Мне ужасно понравились те люди, женщина была такая добрая, с теплыми руками. Но потом девчонки мне стали говорить, что меня будут бить, что у них свои дети есть и они будут надо мной издеваться. Короче, я вообще к ним выходить не хотела, меня психолог притащила, а я вела себя как дура. Грубила и сказала, что я в их вонючий дом не хочу. Мне до сих пор стыдно. Если бы они пришли еще раз, я бы точно к ним пошла, но они не пришли.

Еще раз меня хотели забрать, мне уже 12 было. Тогда Оля, мы с ней в комнате жили, сказала, что она в семью ходила и там пропали деньги и все на нее повесили. Что и со мной так будет. Они еще были из другого города, я подумала, что меня там отправят в какой-то новый детский дом и написала отказ от того, чтобы к ним в семью идти. Они меня так уговаривали, говорили даже, что, наверное, мне наговорили чего-то, что это не так. Но я уже молчала. А через год выходить, никого нет у меня. Жалею сейчас».

Детям нужны отношения – прочные и близкие. Только это дает им ощущение устойчивости в мире и силы жить. Только постоянное участие в жизни ребенка значимого взрослого позволяет личности раскрыться, реализоваться. Такие отношения возможны только в семье. Страх неизвестного, травматичный опыт взаимодействия со взрослыми в прошлом, истории возвратов и отказов от приемных детей, заставляют воспитанников детских домов отказываться от жизни в приемной семье.

Детей более старшего возраста можно брать домой в гости, постепенно знакомя с жизнью в семье, не давя и не настаивая на резкой смене обстановки.МИФ 3: Только детский дом сделает «людей» из детей алкоголиков и наркоманов

Андрей, 13 лет (воспитывается в приемной семье)

«Родители (*приемные) ко мне пришли, когда мне было 11 лет. Я уже пробовал водку и курил. Они меня увидели в передаче, папа сказал, что я похож на него. Я к ним пошел сразу, мне не нравилось жить в детском доме, всегда семейным в школе завидовал.

Я ничего не рассказывал о детском доме первое время, думал, что они от меня откажутся. Потом мы стали говорить о том, почему я вообще там оказался. Родители пили в общем, и меня забрали у них. Я никогда не буду пить. А если бы там остался, точно бы бухал, что там еще делать. Там все пьют».

По статистике, только 10% выпускников детских домов справляются со взрослой жизнью. Большинство не доживает до 40 лет, многие спиваются, совершают правонарушения, оказываются в тюрьме, повторяют судьбу биологических родителей.

ИФ 4: Дети из детских домов рады любому вниманию

Читать еще:  Какая норма выделений при месячных

Оля, 14 лет (воспитывается в детском доме)

«Мы – зверушки в контактном зоопарке. Приезжают, фоткаются с нами. Все такие добренькие, бесит страшно. Гости из разных компаний-спонсоров входят в наши комнаты, и мы еще должны радоваться. Я их что ли приглашала? Или на экскурсиях. Всегда все вокруг знают, что детдом привезли. И все смотрят. Как будто у нас у каждого на лбу будет светиться краткая история того, как в детдоме оказался. Это же им всем интересно. По-любому каждый разговор к этому свернет. А здесь, в детском доме, нам все равно – попал и попал».

Люди, которые не имеют опыта взаимодействия с сиротами, действительно считают, что ребенок, лишенный участия в его судьбе, страдающий от недостатка внимания, в любой момент своей жизни рад общению со взрослым со стороны. На самом деле, воспитанники детских домов с настороженностью и часто равнодушием воспринимают попытки незнакомых людей проявить к ним интерес. В жизни этих детей за годы сменились десятки воспитателей, учителей, волонтеров и кандидатов в приемные родители. Только постоянное, долгое и осмысленное участие в жизни такого ребенка может вызвать у него доверие и желание делиться своими проблемами, принимая помощь и советы.

МИФ 5: Воспитание в коллективе – то, что нужно детям

Сания, 23 года, выпусница детского дома. Отрывок из книги «Я – Сания» (автор Диана Машкова)

«Нас звали «Всеееее-встаааали» и «Всееее-выыыышли». А еще «Идите-сюда». И мы — много-много детей — существовали в доме ребенка как единое целое. Как стадо овец. Даже не так — как одна большая овца под общим названием «бесссстолочи». «Все-оделись», «Все-доели», «Все-встали», «Все-сели». Нас звали так…»

«Мы не догадывались, что у каждого человека — даже ребенка! — есть свой день рождения. Не понимали, что значит радость. Человеческое тепло. Любовь. Да о чем это я? Многие из нас никогда не слышали собственных имен. Мы просто существовали, трясясь от страха двадцать четыре часа в сутки. Боялись взрослых до умопомрачения, до судорог, до энуреза. Шарахались от них и всегда молчали. Единственное чувство, которое мы тогда испытывали, — был СТРАХ. И он остался со мной надолго».

Этот миф возник в результате весьма странного переосмысления советской педагогикой опыта А.С.Макаренко. Социальные сироты – это дети, пострадавшие от собственных родителей, или вообще никогда их не видевшие. Часто это дети маленькие, которым до опыта отношений с коллективом сверстников необходим опыт отношений со значимым взрослым, а его учреждение дать не может. После выхода из детского дома они не способны создавать полноценные семьи и растить своих детей – они просто не знают, как это делается.

Сегодняшним подросткам, особенно с трудным поведением, было бы очень полезно получить опыт самостоятельности: зарабатывать на свои расходы, принимать решения, планировать свою деятельность и отвечать за нее. Коллективное воспитание не может помочь детям-сиротам в главном: дать опыт нормальной семейной жизни. Много лишенных самостоятельности детей под одной крышей – это не коллективное воспитание, а казенный дом.

МИФ 7: У них там все есть

Саша, 16 лет (воспитывается в детском доме)

«На гостевой меня иногда брали воспитатели или учителя. Это был кайф. У них у всех дома так вкусно пахло. Можно было просто сидеть, ничего не делать. Никто не дергал. Хочешь – включи телек, хочешь – сходи в душ. Просто такая свобода, сделать чай, выйти на улицу. Я рад, что это было. Сейчас я взрослый, и не зовут».

Дети в детских домах действительно обеспечены всем необходимым для жизни. У них есть еда, одежда и кровать. Только этого недостаточно. Просто потому, что все это общее. Ребенка переводят из учреждения в учреждение без его согласия, кормят, не спрашивая, любит ли он это, выбирают одежду, не учитывая моду и предпочтения. У них все есть, кроме индивидуальности и личного отношения.

МИФ 8: После выхода из детского дома ребенок обеспечен всем необходимым

Антон, 17 лет (воспитывается в детском доме)

«Мне некуда идти. Я боюсь этого дня, когда нужно будет уйти из детского дома».______________________________________________________________________________

Очень многие считают, что сразу после выхода из детского дома на ребенка проливается золотой дождь в виде банковских накоплений и комфортабельной квартиры в центре города. В реальности сумма, которую получает 18-летний, не умеющий распоряжаться деньгами ребенок, кончается, примерно, месяца за три. Неумелые вложения, желание стать обладателем модных вещей, отсутствие опыта самостоятельной жизни – все это приводит к печальным последствиям.

Очередь на квартиры для сирот в некоторых регионах составляют 5-7 лет, до этого молодому человеку предлагается жить в общежитии, где компания никак не способствует здоровой и нормальной жизни. А порой и вообще проблема с их жильем не решается никак. Также важно учитывать то, что по закону отдельную квартиру получают только дети, которые не были нигде прописаны либо их жилье признается аварийным. Большинству же изъятых из неблагополучных семей детей предлагается после 18-летия вернуться к своим «родственникам».

Возвращаться к чужим, часто агрессивно настроенным и ведущим асоциальный образ жизни чужим людям не сильно хочется, и так выпускники детских домов оказываются на улице совершенно одни.

Более 80% детей-выпускников детских домов не доживают до 40 лет — многие из них спиваются, умирают от передоза, садятся в тюрьму, погибают в пьяной драке или замерзают на улице. К сожалению, даже хороший детский дом все равно не дает ребятам впитать правильную модель семьи, отношений. Лучшее, что можно сделать для детей-сирот — это найти им приемную семью.

Источники:

http://www.adme.ru/zhizn-semya/10-istorij-o-detskom-dome-kotorye-zastavlyayut-zadumatsya-o-samom-vazhnom-1520965/
http://gtn-pravda.ru/2019/10/11/o-zhizni-v-detskom-dome-chestno-i-bez-prikras-istorija-s-horoshim-prodolzheniem.html
http://snob.ru/go-to-comment/894275

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector