2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как стать дрессировщиком дельфинов

«Это больно, кроваво и жестоко»: морской биолог о дельфинариях в России

Дельфины не любят развлекать зрителей, но делают это за еду и от одиночества в неволе, где лишены семьи и общения с себе подобными. Глава российского представительства «Антарктического альянса», бывший тренер морских млекопитающих Григорий Цидулко рассказал Тайге.инфо, чем плохи дельфинарии.

Центр океанографии и морской биологии «Дельфиния» открылся 2 августа в Новосибирске. Его обитателями стали морские львы, белухи, дельфины и морж, и новосибирцы уже выстраиваются в очередь, чтобы посмотреть дельфинье шоу. Бывший тренер морских млекопитающих и биолог Григорий Цидулко объяснил, почему считает дельфинарии одним из самых негуманных изобретений человечества.

Я учился на биофаке Московского университета, на кафедре «Зоология позвоночных» — поступал туда, чтобы заниматься биологией и поведением морских млекопитающих. Но оканчивал университет в конце 90-х , и там были понятные проблемы с финансированием экспедиций, научных исследований и вообще всего. А в московском зоопарке как раз появились белухи, но персонала для работы с ними не хватало, поэтому зоопарк организовал школу тренеров. Я решил, что это интересная возможность, и я смогу, поработав с этими животными, понять, как их дрессируют и содержат.

В итоге меня пригласили там остаться и работать с самцом белухи, которого тоже звали Гриша, его не называли в честь меня, он с таким именем уже приехал. Почти два года я там проработал и понял, что это достаточно грязный, некрасивый бизнес, и закулисье дельфиньего шоу не так радужно. Я пробовал что-то менять, но ничего не вышло. Получилось так, что менять я ничего не могу, а участвовать в том, что происходит, не хочу, поэтому я прекратил это занятие, и продолжил заниматься исследованием морских млекопитающих и, по возможности, противодействовать отлову и содержанию этих животных в неволе.

В России на заре этого бизнеса животных отлавливали, в основном, для продажи за рубеж. А я считаю, что эти животные должны жить на свободе. Даже если уйти от понятий морали и этики, не разбираться, что гуманно, а что нет, есть один простой аргумент — для морских млекопитающих практически невозможно создать условий в неволе, в которых они могли бы нормально существовать. Им нужны большие пространства, богатая и социальная среда, которую в неволе воссоздать нельзя. Они за день проплывают иногда до сотни километров, если захотят, и очень сильно зависят от взаимодействия со своими близкими и родными. Обычно их вылавливают в возрасте 2–3 лет, когда они фактически дети и ходят вместе с матерями, уже могут есть рыбу, но при этом еще продолжают питаться материнским молоком. Причина простая: молодых животных проще транспортировать и проще дрессировать.

В России нет ни одного удовлетворяющего условиям содержания морских млекопитающих океанариума, даже недавно построенный и открытый в Москве «Москвариум» не соответствует никаким международным нормам, а своих, российских, просто не существует. Животные в океанариуме оказываются в очень стесненных условиях, чаще всего в полном одиночестве, потому что мало кто способен содержать больше одной особи. А это пожизненное одиночное заключение. В Московском зоопарке, где я работал, условия были лучше, чем в других дельфинариях, но все равно этот бассейн был сконструирован для ластоногих: котиков и моржей. Там все было сделано с учетом того, что эти животные будут выходить на сушу и отдыхать на мелководье, а не для постоянно плавающих дельфинов.

В тренеры обычно идут люди, которые мечтают работать с дельфинами. Многие мои знакомые тренеры говорят: «Против отлова я поделать ничего не могу, их все равно будут ловить, но я хотя бы чуть-чуть сделаю лучше животным, с которыми работаю». А люди, которые не работают непосредственно с животными, а владеют ими, очень часто относятся к ним как к печатным денежным станкам. Заинтересованности в научно-образовательных проектах нет. Казалось бы, Московский зоопарк — образовательное учреждение, занимающееся экологическим просвещением, образованием, популяризацией науки, но популяризации там, по большому счету, не было, а было желание заработать быстрые деньги.

Расхожее мнение о том, что дельфины сами любят делать трюки — это неправда. Если бы у животного был выбор, оно бы предпочло не общаться с человеком и заниматься своими делами. Все представления и дрессировка построены на пищевой мотивации, а наказание — депривация пищевая и, иногда, поведенческая. Если животное помещают в обедненную среду, то для него общение хоть с кем-нибудь всегда лучше, чем отсутствие общения вообще, и тренер, который выходит на бортик бассейна — отдушина, с ним можно повзаимодействовать.

Все дрессировки морских млекопитающих построены на пищевом подкреплении или неподкреплении. Дневная норма пищи рассчитывается с учетом того, что у вас есть три дневные тренировки, и полная порция, положенная на день, делится на три части и на представление. Животное на каждый номер выходит немножко голодным и знает, что, если сделает трюк плохо, еды не получит. Некоторые животные, что, правда, широко не афишируется, несмотря на обедненную среду, отказываются от общения и кормления — фактически объявляют голодовку. Некоторых сажают на антидепрессанты и всю жизнь на них держат, потому что в таком состоянии зверь идет контакт и на выступление, чего от них и добиваются.

При этом в дельфинариях все-таки работают разные люди, некоторые может быть, с извращенным пониманием любви к животным, но старающиеся хоть в таких условиях сделать их жизнь лучше. Другое дело — отлов. До половины выловленных в устье Амура белух погибает в процессе отлова и раскорма (когда белух учат есть мертвую рыбу). Что происходит во время отлова косаток, покрыто тайной — это более резонансная тема и более дорогие животные. Сейчас одна свежевыловленная, еще не раскормленная косатка стоит, по слухам, порядка 15 млн долларов.

Это больно, это кроваво, это жестоко, и в нашей стране нет никакого законодательства, которое бы регулировало хоть как-то содержание дельфинов и их отлов. Есть выпущенные, кажется, в 93-м году, рекомендации по отлову, но, во-первых , это рекомендации, они не обязательны к исполнению. Во-вторых , по факту у нас отсутствует контроль, операции по отлову продолжаются несколько недель, а то и месяцев, и не один территориальный орган надзора не может отправить своего инспектора на полтора месяца в командировку по надзору за отловом. Одно время были разговоры, чтобы сами «природопользователи» оплачивали такие командировки инспектору, но им это неинтересно — зачем оплачивать «лишние глаза» на отлове. С другой стороны, возникает интересный казус: если ты контролирующему тебя инспектору платишь деньги, то какое заключение он может написать?

Читать еще:  Ацикловир принимают до еды или после

Мне часто пишут: «У меня нет возможности свозить ребенка на море, поэтому я пойду в океанариум, и пойду не раз, и мне наплевать, каким образом животные туда попали и как там к ним относятся». Это такая сделка с совестью: животные все равно уже там есть, а ребенку показать очень хочется. И людям сложно объяснить ребенку, почему этого делать не надо, когда у него уже половина класса сходила в океанариум.

Есть много случаев, подтверждающих, что животные прекрасно понимают, что с ними происходит. Косатки часто приходят и пытаются освободить своих пойманных сородичей из сетей, матери следуют за своими пойманными детенышами на очень большие расстояния. В злосчастной бухте Тайцзи, на глазах детенышей, которые подходят для отлова, их мам, пап, бабушек буквально режут, иногда убивают не очень эффективно и раненое животное долго плавает, умирая, в бухте. А детеныша пакуют в ванну, транспортируют в Москву и рассказывают публике о том, как животным хорошо в океанариуме и как они рады видеть всех присутствующих и выступать.

Все попытки защитить морских млекопитающих у нас пока разрозненные. Люди руководствуются совершенно разными идеями: одни пытаются смотреть на это с научной точки зрения, другие апеллируют к эмоциям, третьи просто рвут на себе рубашку и кричат: « Нельзя-нельзя , срочно всех в море!» Этих животных, конечно, можно выпустить обратно в море. Но только если вы дельфина, который плавал десять лет по кругу в дельфинарии, привезете на берег и скажите «Плыви, родной» — это будет равно тому, что отпустить его на медленную смерть. За годы неволи у них сильно ослабляется иммунная система, они забывают, как жить на воле. Животное к возвращению на волю надо готовить 2–3 месяца, до полугода, это очень дорого, и таких случаев пока немного. Вот косатку Кейко, после выхода фильма «Освободите Вилли» под давлением общественности выпустили.

Правда о дельфинотерапии состоит в том, что любое общение с животными помогает, и параллельно с этим помогает водотерапия — плавание, ныряние, расслабление мышц. Поэтому считается, что дельфинотерапия эффективный способ реабилитации. Но мало кто знает, что дельфинотерапия больше опасна, чем полезна, потому что дельфины являются носителями целого ряда заболеваний, которые могут передаваться воздушно-капельным путем, сложно диагностируются и очень сложно лечатся. Патогенные или условнопатогенные микроорганизмы у дельфинов похожи на человеческие, но при этом абсолютно резистентны к человеческим лекарствам.

У нас был случай, когда у девушки, которая занималась болезнями дельфинов, заболел сын, и она очень долго не могла понять, что с ним такое. Его долго не могли вылечить, пока она сама не догадалась сделать посев и посмотреть в лаборатории, что же там. Оказалось, что штамм стафилококка, который вырос из мазка сына, не человеческий, а дельфиний. Стафилококк этот был к человеческим лекарствам абсолютно не восприимчив, и у парня развилась серьезная пневмония. Если бы мама не сообразила, то у этой истории мог бы быть трагический конец, но мама-микробиолог вылечила сына дельфиньими антибиотиками.

Когда люди идут в воду к дельфинам, им про это не говорят. И если человек заразится чем-то в дельфинарии, то мало найдется врачей, которые смогут сообразить, в чем дело, и помочь. Поэтому лучше завести кошку и заняться плаванием — это проще, дешевле, безопаснее и гуманнее.

Беседовала Вера Сальницкая
Иллюстрации Натальи Грединой

Есть такая профессия – дельфинов тренировать

Каждый день, приходя на работу, Сергей Лётин здоровается со своими коллегами – дельфинами Жужей и Эрвином и белым китом Гошей.

Сергей Лётин работает тренером дельфинов шестой год. Ну… работой его дело назвали мы, Сергей же настаивает: хобби.

– Это величайшая удача, что я общаюсь с дельфинами, — восторгается Сергей. — Друг пригласил попробовать, скорее, даже в шутку. Я и подумать не мог, что это настолько круто. Оказалось, чтобы стать тренером, нужна такая штука, как талант. Мне сказали: талант есть, дерзай!

Дельфины — существа доверчивые, если бы мы говорили про людей, можно было употребить — «с тонкой душевной организацией». Именно поэтому так важно приручить животное и впоследствии случайно не обидеть его.

Что ж, про любимый всеми метод кнута и пряника придется забыть.

– «Всё хорошо, вот рыба, кушай. Я тебя не ругаю. Не представляю для тебя никакой угрозы», — это для меня как мантра, — рассказывает Сергей. — Я понимаю: такое бережное, в чем-то даже родительское отношение, — не профессиональная обязанность. Это самая настоящая любовь.

Вот поэтому меня нельзя назвать дрессировщиком. Тренер или наставник — более правильное слово. Обучение морских млекопитающих — не то же самое, что дрессировка животных в цирке. Дельфин никогда не сделает того, чего не хочет, или того, что ему несвойственно. Если у него нет настроения, попрощайся со своими планами: тренировки не будет. У нас всё по желанию.

Девочка намного капризнее мальчика. Ее очень долго приходится уговаривать — всё как у людей))). Обижается часто: «Не буду, не хочу», а потом сама подплывает и требует внимания. Что поделать, женщины!

Свисток — посредник между Сергеем и его подопечными.

Дельфины, как оказалось, очень хорошо понимают недовольство тренера и быстро исправляются. Но случается, что наипростейший элемент ставит животное в тупик.

– Лучшее лекарство в таких случаях — тактильный контакт. Я глажу дельфина, даю ему расслабиться, поднабраться сил. Сложные элементы мы редко делаем. Самый распространенный — «бочка»: дельфин плывет по поверхности воды и вращается. Обучение пошаговое: сначала учим животное крутиться на месте, затем постепенно отводим в сторону и делаем первый круг. После — обязательное вознаграждение — рыба.

Читать еще:  Самый большой самолёт какой

Как признается Сергей, едят дельфины много: пять раз в день, после каждой тренировки. Мойва, сельдь, горбуша, салака — подойдет практически любая рыба. Кормить дельфинов по отдельности — страшная ошибка. Только одновременно обоих: чтобы не обиделись.

Сергей проводит с дельфинами практически все свое время.

– Мы тренируемся весь день.

Ночью дельфины отдыхают, но не спят. Что такое сон, они не знают.

У дельфинов два полушария: одно отдыхает, другое постоянно работает. Если они выключат оба, то просто захлебнутся.

Дельфины – те, что дарят счастье

Автор: Наталка Бардалим 15 января 2019 Категория: Отдых

Как известно, все профессии важны, все профессии нужны, но есть такие, о которых можно только мечтать. Кто-то хочет быть космонавтом, кто-то – работать в цирке, кто-то – стать продавцом мороженого. Конечно, обычно о таком мечтается в детстве, взрослые же уже знают, что все профессии не просто важные и нужные, но и имеют свои нюансы, трудности. Впрочем, современных детей тоже недооценивать нельзя: полетами в космос их уже не удивишь, «циркацы класивые, но залобатывают мало» – авторитетно заявил после похода в шапито сын моего коллеги, мой собственный племянник отказался от второй порции мороженого, потому что оно, видите ли, вредно. Так что, о чем сегодня мечтают наши дети – загадка. При случае надо будет узнать. А я, начиная с нынешнего летнего отпуска буду мечтать о гидрокостюме и специальных чешках с резиновой подошвой – неизменном наряде представителей одной из самых красивых профессий – дрессировщиков дельфинов!

Вы были хоть раз на шоу в дельфинарии? Тогда вы понимаете, о чем я: дельфины и белые киты демонстрируют свою собственную акробатику, которая, кажется, совсем не поддается законам физики, танцуют в воде и над водой, играя взлетают в фейерверках брызг над заколдованным залом. А среди этих морских атлетов ласточками парят девушки-дрессировщицы.

В Одесском дельфинарии «Немо» я была уже дважды и, видимо, буду приходить сюда каждый раз приезжая в Одессу. Это место, откуда все выходят с улыбкой. Нет того чувства вины, с которым обычно уходишь из зоопарка или циркового представления с дрессированными медведями, появляется легкость, счастье и желание сделать для природы что-то хорошее-хорошее! Хотя бы убрать тут же, на соседнем пляже, брошенную кем-то бумажку.

А еще хочется пойти в спортзал, ведь смотря как эти млекопитающие весом в несколько сотен килограмм грациозно двигаются и выполняют трюки, понимаешь, что мы потенциал, заложенный природой в наше тело и мозг, используем далеко не полностью.

Шоу в дельфинарии продолжается около часа (может и больше, но ощущение времени теряется) и за этот час ты получаешь кучу положительных эмоций. Это столько ж счастья достается тренерам дельфинов каждый день! – задумалась я после спектакля и сразу же решила это проверить. Знакомьтесь – Нина Хухорева, тренер дельфинов и белых китов Одесского дельфинария «Немо».

— Нина, два вопроса, которые, я уверена, интересуют почти всех, кто покидает дельфинарий «Немо» в Одессе: как вы их этому научили и как стать дрессировщиком дельфинов?

— Во-первых, можно сказать, что трюки и номера мы учим вместе с ними, а уже сами методы общения с дельфинами – это наш профессиональный секрет. (Улыбается.) Во-вторых, нельзя стать дрессировщиком дельфинов, можно стать их тренером. Это принципиальная разница! Мы не дрессирует дельфинов, мы тренируем их, помогая им красиво показать то, что они умеют от природы. Работаем, как с настоящими спортсменами.

— Как стать тренером дельфинов, белых китов?

— Работа, а точнее воспитание дельфинов – это искусство, которое в дельфинарии «Немо» передается от одного поколения тренеров к другому. За годы работы с дельфинами мы наработали собственную систему обучения и общения с морскими млекопитающими. То есть мы перенимаем опыт своих предшественников, добавляем что-то свое. Нет какой-то школы, где готовили бы тренеров морских млекопитающих. По крайней мере, мне об этом не известно.

— То есть, каждый может прийти и попробовать себя в качестве тренера дельфинов?

— Не совсем. Это очень ответственная работа и требует от человека не только определенных навыков и умений, но и душевных качеств. Конечно, претендент должен в совершенстве плавать и нырять, иметь хорошую физическую подготовку, ведь наши тренеры не просто тренируют дельфинов, они выступают вместе со своими воспитанниками перед публикой. Поэтому опыт профессиональной спортивной подготовки здесь очень пригодится. Кроме того, тренер должен быть очень тонким психологом, даже эмпатом, если хотите. Дельфины очень тонко чувствуют человека, его мысли, скрытые эмоции.

— Бывает так, чтобы дельфин не принял человека?

— Бывает, но очень-очень редко. Обычно неподходящего претендента распознают еще тренеры при первых собеседованиях-экзаменах.

— Как проходят экзамены будущих тренеров морских млекопитающих?

  • Сначала претенденты просто наблюдают за дельфинами, за работой наших тренеров. Затем начинают общаться с потенциальными подопечными. Если все идет хорошо, ученик пробует работать с дельфином или китом в уже готовой программе, т.е. с тем, чему животное научил предыдущий тренер. Если претенденту удается «удержать программу», ему разрешают работать над собственным номером. За будущими тренерами постоянно наблюдают, смотрят, на сколько они контактируют со своим подопечным, насколько заботятся о нем. Показательно даже момент кормления: если тренер выбирает рыбу очень тщательно, отрезая колючие плавники, отбирает лучшие кусочки, значит, он действительно любит своего дельфина или кита.

— Бывает ли так, что тренер покидает своего подопечного? Как переживают это дельфины?

— За все время существования «Немо» такое бывало всего пару раз. Поверьте, для тренера это не меньший стресс, чем для его подопечного. Ведь когда ты проводишь весь день с дельфином, кормишь его нянчишь, когда он болеет, учишься вместе с ним, он становится тебе родным существом. Если так случилось, что при определенных обстоятельствах или по состоянию здоровья (это очень большая и психологическая нагрузка) тренер не может больше работать в дельфинарии, он не может просто взять и уйти. Мы ответственны за тех, кого приручили, кто полюбил нас. С дельфинами это очень актуально! Тренер должен не просто найти себе достойную замену, он должен убедиться, что с новым наставником его животное чувствует себя комфортно. Чтобы расставание не было таким болезненным, общение дельфина с бывшим тренером постепенно сокращают, зато с животным начинает работать новый тренер. Иногда этот процесс растягивается на полгода. Знаете, мне хотелось бы, чтобы люди так же оберегали сердца друг друга от болезненных расставаний, как мы бережем сердца дельфинов.

Читать еще:  Почему не работает экран на ноутбуке

— Расскажите, как вы попали в дельфинарий «Немо»?

— До дельфинария я пришла 5 лет назад, но мечтала об этом всю свою сознательную жизнь. После того, как впервые увидела дельфинов, моей заветной мечтой стало быть рядом с ними. Я была готов работать даже уборщицей, только бы иметь возможность видеть их! И вот моя мечта получила шанс – я узнала, что в «Немо» набирают команду. Мне удалось пройти все экзамены, освоить основы общения и работы с морскими млекопитающими и сегодня я не представляю без дельфинария своей жизни!

— Нина, кто вы по образованию?

— Имею два высших образования по специальности экономика и психология. Последнее, кстати, очень мне пригодилось, ведь, как я уже говорила, чтобы работать с дельфинами, надо быть очень тонким психологом. А еще пригодился опыт общения с детьми (с детства нянчила младших братьев, потом собственного сына), ведь дельфины так похожи на детей – такие же непоседливые, игривые, любопытные, ревнивые и так же нуждаются в ласке, внимании, любви.

— Сколько часов в день тренеры находятся со своими подопечными? Насколько тесный контакт между человеком и дельфином?

— Мы в дельфинарии с 9 утра и почти до полуночи. Это в обычные дни. Но когда дельфин, не дай Бог, заболел, с ним, как с приболевшим малышом, нужно оставаться подольше. Когда какая-то из самок ждет малыша, мы тоже по очереди остаемся с ней на ночь. На сколько тесный контакт? Настолько, что забываешь о собственных нуждах, семья, друзья, собственные амбиции отходят на второй план. Ты будто становишься одним целым с дельфином. Вне стен дельфинария мы, тренеры проводим не так много времени, но даже там мы захлебываясь от гордости рассказываем о своих талантливых друзьях. Лично мне дельфины даже снятся! Каждую минуту, что я провожу без них я думаю, как они там, не унывают ли или не проголодались ли. Для меня очень важно знать, что дельфины чувствуют себя здесь, в дельфинарии, комфортно, если бы я знала, что им здесь плохо, что они здесь скучают, я бы не смогла работать! Наши дельфинчики дают потомство, а значит здесь, в дельфинарии «Немо», они чувствуют себя дома!

— Откуда и как дельфины попадают в «Немо»?

— Мы покупаем дельфинов за границей, в основном в Японии, где их жестоко убивают, едят, пускают на консервы . Хочу отметить, что процедура покупки и узаконивания дельфина очень сложная и длительная.

— Похожа ли дрессировка дельфинов на дрессировку других животных? Схема такая же: сделал правильно – получил лакомство?

— В подробности вдаваться не буду – профессиональная тайна, но скажу: в тренировке дельфинов пищевая стимуляция играет не главную роль. Здесь работает своего рода сочетание эмоциональной стимуляции и подкормка. Дельфины сами по себе очень игривые, им нравится то, что они делают на выступлениях. Так, мы часто наблюдаем, как кто-то из них начинает танцевать в пустом зале, без команды тренера. Каждый из дельфинов может выполнить свою программу и без прикормки рыбкой, если у него будет хорошее настроение. Но в то же время дельфин может очень обидеться на «маму», которая не дала вкусненького или дала меньший кусок, чем он ожидал. Тогда дельфин плывет прочь и долго где-то хмурится в стороне – ну совсем как ребенок.

— Есть ли в стае дельфинов «главные» и «подчиненные»?

  • Да, в группе дельфинов четко выстроенная иерархия. Есть главные, есть рабочие пары. Вожак в семье «Немо» – это дельфин Гаврюша. Он, кстати, очень благородный и галантный лидер, многое прощает самкам: шалости, поедание его доли пищи (в природу первым ест вожак).

— Расскажите непосредственно о своих подопечных.

— Сейчас я занимаюсь парой молодых белых китов – Пломбиром и Снежинкой.

— Похожи ли между собой дельфины и киты, ведь в «Немо» они живут и выступают плавник к плавнику?

— Причем выступают очень слаженно и гармонично, а вот характеры разные! Белые киты пассивнее, но одновременно мягче за дельфинов. Если дельфину могут надоесть «поцелуйчики» и «телячьи нежности» с тренером, он может отступить, мол, чмокнулись разок и хватит, то киты очень любят «целоваться». Дельфины такие себе задаваки, они могут носиться бассейном, выделывать трюки и красоваться просто друг перед другом, а вот киты не сделают ни одного лишнего движения без необходимости. Каждое их движение взвешенно и продуманно, это настоящий нордический характер!

— После созерцания дельфинов возникает безудержное желание улыбаться. Это и есть знаменитая дельфинотерапия?

— Суть и механизмы дельфинотерапии на сегодняшний день полностью не изучены, но да: заряд положительных эмоций – это и есть один из «побочных эффектов» наших дельфинчиков! В общем ученые-исследователи выделяют три основные направления влияния дельфинов на организм: на эмоциональном уровне, природный ультразвук, анималотерапия. И еще одно направление, которое выделяю лично я, это оздоровление души. Дельфины дарят радость, дарят ощущение счастья, а счастливый человек начинает самоисцеляться.

— С какими диагнозами приезжают в «Немо»?

— К нам привозят детей с различными формами задержки психо-физического развития: аутизмом, ДЦП, синдромом Дауна, приезжают взрослые с хроническими болями, после инсультов и тяжелых стрессов – дельфины помогают всем. Бывали случаи, когда здесь, в стенах дельфинария, четырехлетние дети произносили свое первое слово, и это слово было «дельфин». Сегодня дельфинотерапия в Украине очень популярна, люди записываются на сеансы за несколько месяцев.

— В чем, по вашему мнению, секрет целебного воздействия дельфинов?

— Точно не скажу, но они сумели сохранить что-то такое от природы, что мы, люди, потеряли. Вы посмотрите только, насколько гармонично взаимодействуют у дельфинов мозг и тело! Сколько бы мы не тренировались, нам никогда не достичь таких результатов. Дельфин же, играя, учит новое, досконально выполняет новые задачи, буквально схватывает на лету. Я ни капли не удивлюсь, если когда-нибудь будет научно доказано, что дельфины значительно умнее нас!

Источники:

http://tayga.info/129018
http://myslo.ru/city/people/person/est-takaya-professiya-delfinov-trenirovat
http://notabene.info/ru/otdykh/38-delfiny-te-chto-daryat-schaste.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector