1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как Романовы взошли на престол

Первый из рода: как Михаил Романов оказался во главе Русского царства

Трудное детство

Будущий основатель династии российских правителей родился в 1596 году в семье московских бояр Романовых: Фёдора Никитича (впоследствии — патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны. Михаил Фёдорович доводился внучатым племянником Ивану Грозному и двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей — Фёдору Ивановичу.

В Смутное время Борис Годунов рассматривал Романовых как своих главных соперников, желающих занять московский престол. Поэтому очень скоро всё семейство подверглось опале. В 1600 году Фёдор Никитич вместе с супругой насильно приняли постриг и покинули мирскую жизнь под именами Филарет и Марфа. Это лишало их права на корону.

В 1605 году к власти пришёл Лжедмитрий I. Стремясь подтвердить свою принадлежность к царскому роду, самозванец приказал вернуть из ссылки Романовых. По стечению обстоятельств освобождённый Филарет занял при Лжедмитрии главный церковный пост. Когда же самозванца сверг Василий Шуйский, Филарет с 1608 года взял на себя роль «наречённого патриарха» нового самозванца Лжедмитрия II, расположившего свой лагерь в Тушине. Однако перед неприятелями «тушинского вора» Филарет называл себя его пленником.

Спустя некоторое время Филарет наотрез отказался подписывать составленный поляками договор о передаче русского престола польскому королевичу, католику Владиславу. За непослушание поляки арестовали Филарета и освободили лишь в 1619 году, когда с Польшей было заключено перемирие.

Тем временем Михаил Романов несколько лет провёл во Владимирской области в поместье своего дяди. В Москве он оказался в разгар польско-литовской оккупации, после того как был свергнут Василий Шуйский и установилась Семибоярщина. Зимой 1612 года инокиня Марфа с сыном укрывались в своём поместье под Костромой, а затем спасались от польско-литовского преследования в Ипатьевском монастыре.

Лишь с освобождением столицы в 1613 году стало возможным возрождение российской государственности. Поэтому в начале того же года был созван первый всесословный Земский собор, в котором приняли участие как посадское население, так и сельские обыватели. Путём голосования предстояло избрать нового правителя.

«Консолидирующая фигура»

«Воцарение Михаила Фёдоровича на престоле стало возможным после очень тяжёлых испытаний Смуты, самоорганизации земских миров, образовавших первое и второе ополчения для освобождения Москвы в 1612 году. Именно Земский совет всея земли созвал собор для избрания царя, а после выборов Михаила Романова 3 марта 1613 года он получил власть от всех чинов Русского государства. Важным было первоначальное общее согласие с кандидатурой Михаила Романова как родственника последнего до Смуты легитимного царя — Фёдора Ивановича», — сказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор Рязанского государственного университета имени Сергея Есенина Вячеслав Козляков.

На Земском соборе было выдвинуто более десяти кандидатур, в том числе князей Дмитрия Трубецкого и Дмитрия Пожарского. «Иностранных принцев» в качестве претендентов на русский престол уже не рассматривали.

«Михаил Фёдорович оказался консолидирующей фигурой для многих. После Смутного времени, когда ополчения освобождали Москву, царь Фёдор Иванович воспринимался как последний законный царь, после чего появлялись цари избранные, не имевшие прямого отношения к этой традиции, самозванцы. Михаил же был ближайшим родственником последнего законного московского царя из династии Рюриковичей», — рассказал в интервью RT заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгений Пчелов.

Эксперт также подчеркнул, что Михаил Фёдорович всё время находился вне политической борьбы, которая развернулась во времена Смуты, он лично не заявлял о притязаниях на престол, не принимал участия в заседаниях Собора. Но именно его фигура символизировала преемственность власти.

Тяжёлое «наследство»

«После выборов царя сразу началось восстановление власти, сводившееся к порядку «как при прежних государях бывало». Никто никому не мстил, бояре, сидевшие в Москве во время её осады земскими ополчениями, остались у власти и снова вошли в Боярскую думу. И тем не менее первые годы правления царя Михаила Фёдоровича оказались очень трудными, но в это время были грамотно расставлены приоритеты: восстановление государства, усмирение бунтовавших казаков, возвращение утраченных территорий», — говорит Козляков.

После заключения с Польшей перемирия поляки в 1619 году освободили из плена Филарета. Распространено мнение, что вплоть до кончины патриарха в 1633 году вся власть фактически находилась именно в его руках.

Читать еще:  Как взошел на престол Борис Годунов

«Несмотря на большую роль Филарета, Михаил Фёдорович был вполне самостоятельным государем, но он неизбежно должен был опираться на чью-то поддержку и помощь в течение нескольких лет первого периода своего царствования. Земский собор оказывал большую поддержку Михаилу Фёдоровичу», — считает Пчелов.

Эксперты говорят, что первые годы царствования Михаила Фёдоровича, когда новый государь оказался в окружении родственного круга бояр Романовых, князей Черкасских, Шереметевых и Салтыковых (родственников матери царя), вроде бы дают основание утверждать, что царь был слабым и безвольным правителем.

«В то же время основные проблемы царства, связанные с войной или сбором чрезвычайных налогов, по-прежнему решались с помощью Земских соборов. При преобладании в Думе родственников царя там оставались и представители других родов княжеской аристократии. И никто в «романовской» партии не мог бы усилиться настолько, чтобы заменить собою царя. Даже с возвращением царского отца, будущего московского патриарха Филарета, в 1619 году понятия о первенстве царской власти не поменялись», — объяснил Козляков.

По словам эксперта, историки могут долго рассуждать о своеобразном «двоевластии великих государей» — царя и патриарха. Но роль Михаила Фёдоровича и Боярской думы во всех делах оставалась определяющей. Поддерживал его в этом и патриарх Филарет, после возвращения которого прекратили созываться Земские соборы. Царь Михаил Романов шёл на компромиссы, чтобы учесть мнение отца, но в основе этого были не безволие и страх, а тёплые отношения между отцом и сыном, о которых свидетельствует сохранившаяся переписка царя и патриарха.

После кончины Филарета Михаил на протяжении 12 лет правил самостоятельно. И народ его запомнил как праведного и честного государя. Михаил Фёдорович не был сторонником строгих правил. К примеру, для руководства городами он внедрил институт воевод, однако после прошений горожан ему не составило труда заменить их выборными представителями земской знати. Молодой правитель регламентировал взимание податей. Единицей обложения стали доля земли и специальные предприятия (хлебопекарни, мельницы, ремесленные лавки). Для достоверного учёта были оформлены писцовые книги, что сдерживало самоуправство налоговых сборщиков.

При Михаиле Фёдоровиче начались работы по поиску природных богатств, строились чугуноплавильные, оружейные, кирпичные и многие другие заводы. Именно он основал Немецкую слободу в Москве — места поселения заграничных инженеров и военных, которые в эпоху Петра I сыграют большую роль.

«Будь царь Михаил Фёдорович таким слабым правителем, не случилось бы преображения во второй части его царствования (после ухода из жизни его родителей) в 1630—1640-е годы. Не смогла бы утвердиться и династия Романовых», — подчёркивает Козляков.

Но самое важное, что удалось сделать Михаилу Фёдоровичу, — это вывести страну из глубочайшего кризиса, в который её повергла Смута.

«Расцвет Московского царства времён Алексея Михайловича, его сына, был заложен ещё при Михаиле Фёдоровиче. Была закончена война с Речью Посполитой, был заключён мирный договор со Швецией. Конечно, Смоленская война 1630-х годов была не очень удачной. Тем не менее страна восстановилась после Смуты и стала уверенно двигаться вперёд», — заключил Пчелов.

Как Романовы взошли на престол

Претендентов на русский трон было немало. Двух самых непопулярных кандидатов — польского королевича Владислава и сына Лжедмитрия II – «отсеяли» сразу. У шведского королевича Карла-Филиппа сторонников было больше, среди них — вождь земского войска князь Пожарский. Почему же патриот земли русской остановил выбор на иностранном принце? Возможно, сказалась антипатия «худородного» Пожарского к отечественным претендентам — родовитым боярам, которые в Смутное время не раз предавали тех, кому присягали на верность. Он опасался, что «боярский царь» посеет в России семена новой смуты, как это случилось во время недолгого правления Василия Шуйского. Поэтому князь Дмитрий стоял за призвание «варяга», но вероятнее всего это был «маневр» Пожарского, так как в итоге в борьбе за царский трон участвовали лишь русские претенденты – высокородные князья. Руководитель печально известной «семибоярщины» Федор Мстиславский скомпрометировал себя сотрудничеством с поляками, Иван Воротынский отказался от притязания на престол, Василий Голицын находился в польском плену, вожди ополчения Дмитрий Трубецкой и Дмитрий Пожарский не отличались знатностью. А ведь новый царь должен объединить расколотую Смутой страну. Стоял вопрос: как отдать предпочтение одному роду, чтобы не начался новый виток боярских междоусобиц?

Михаил Фёдорович не прошел первый тур

Кандидатура Романовых как главных претендентов возникла не случайно: Михаил Романов был племянником царя Фёдора Иоанновича. Отец Михаила, патриарх Филарет, пользовался уважением среди духовенства и казаков. В пользу кандидатуры Михаила Фёдоровича активно агитировал боярин Фёдор Шереметьев. Он уверял строптивых бояр, что Михаил «молод и будет нам поваден». Другими словами, станет их марионеткой. Но бояре не дали себя уговорить: на предварительном голосовании кандидатура Михаила Романова не набрала нужного числа голосов.

Читать еще:  Как живут русские в Анталии

Неявка

При избрании Романова возникла накладка: Собор потребовал приезда юного претендента в Москву. Этого романовская партия допустить не могла: неопытный, робкий, неискушённый в интригах юноша произвёл бы на делегатов Собора невыгодное впечатление. Шереметьеву и его сторонникам пришлось проявить чудеса красноречия, доказывая, сколь опасен путь из костромского села Домнино, где пребывал Михаил, в Москву. Не тогда ли возникла легенда о подвиге Ивана Сусанина, спасшего жизнь будущему царю? После жарких дебатов романовцам удалось убедить Собор отменить решение о приезде Михаила.

Затягивание

7 февраля 1613 года порядком подуставшие делегаты объявили двухнедельный перерыв: «для большого укрепления отложили февраля з 7-го числа февраля по 21 число». В города разослали гонцов «во всяких людех мысли их проведывати». Глас народа, конечно, глас Божий, но не маловато ли двух недель на мониторинг общественного мнения большой страны? В Сибирь, например, гонцу и за два месяца доскакать непросто. Скорее всего, бояре рассчитывали на уход из Москвы самых активных сторонников Михаила Романова – казаков. Прискучит, мол, станичникам в городе без дела сидеть, они и разойдутся. Казаки и в самом деле разошлись, да так, что боярам мало не показалось…

Роль Пожарского

Вернемся к Пожарскому и к его лоббированию шведского претендента на русский трон. Осенью 1612 года ополченцы захватили шведского шпиона. До января 1613-го он томился в неволе, но незадолго до начала Земского собора Пожарский освобождает соглядатая и отсылает его в занятый шведами Новгород с письмом к полководцу Якобу Делагарди. В нём Пожарский сообщает, будто и он сам, и большинство знатных бояр хотят видеть на русском троне именно Карла-Филиппа. Но, как показали дальнейшие события, Пожарский дезинформировал шведа. Одно из первых решений Земского собора – иноземцу на русском троне не быть, избирать государя следует «из московских родов, ково Бог даст». Неужели Пожарский был настолько наивен, что не знал настроения большинства? Конечно, нет. Князь Дмитрий сознательно морочил голову Делагарди «всеобщей поддержкой» кандидатуры Карла-Филиппа, чтобы не допустить шведского вмешательства в избрание царя. Русские с трудом отражали польский натиск, поход на Москву ещё и шведской армии мог оказаться роковым. «Операция прикрытия» Пожарского прошла успешно: шведы не двинулись с места. Вот почему 20 февраля князь Дмитрий, благополучно позабыв о шведском принце, предложил Земскому собору выбрать царя из семьи Романовых, а затем — поставил свою подпись на соборной грамоте об избрании Михаила Фёдоровича. Во время коронации нового государя именно Пожарскому Михаил оказал высокую честь: князь поднёс ему один из символов власти — царскую державу. Современным политтехнологам остаётся лишь позавидовать такому грамотному пиар-ходу: спаситель Отечества вручает державу новому царю. Красиво. Забегая вперёд, заметим, что до самой смерти (1642) Пожарский верой и правдой служил Михаилу Фёдоровичу, пользуясь его неизменным расположением. Вряд ли бы царь благоволил тому, кто желал видеть на троне Рюриковичей не его, а какого-то шведского принца.

Казаки

Особая роль в ибрании царя принадлежит казакам. Прелюбопытный рассказ об этом содержится в «Повести о Земском соборе 1613 года». Оказывается, 21 февраля бояре решили выбрать царя, бросив жребий, но упование на «авось», при котором возможен любой подлог, не на шутку разозлило казаков. Казачьи ораторы разнесли в пух и прах боярские «хитрости» и торжественно провозгласили: «По Божии воли на царствующем граде Москве и всея России да будет царь, государь и великий князь Михайло Федорович!». Этот клич тотчас подхватили сторонники Романовых, причём не только в Соборе, но и среди многочисленной толпы народа на площади. Именно казаки разрубили «гордиев узел», добившись избрания Михаила. Неведомый автор «Повести» (наверняка очевидец происходящего) не жалеет красок, описывая реакцию бояр: «Боляра же в то время страхом одержими и трепетни трясущеся, и лица их кровию пременяющеся, и ни един никто не може что изрещи». Лишь дядя Михаила, Иван Романов по прозвищу Каша, почему-то не желавший видеть племянника на престоле, пытался возразить: «Михайло Федорович еще млад и не в полне разуме». На что казачьи острословы возразили: «Но ты, Иван Никитич, стар верстой, в полне разуме… ты ему крепкий потпор будеши». Дядюшкину оценку своих умственных способностей Михаил не забыл и впоследствии отстранил Ивана Кашу от всех государственных дел. Казачий демарш стал полной неожиданностью для Дмитрия Трубецкого: «Лице у него почерне, и паде в недуг, и лежа много дней, не выходя из двора своего с кручины, что казны изтощил казаком и позна их лестны в словесех и обман». Князя можно понять: именно он, вождь казаков ополчения, рассчитывал на поддержку своих боевых товарищей, щедро одаривал их «казной» — и вдруг они оказались на стороне Михаила. Быть может, романовская партия заплатила больше?

Читать еще:  Как справиться с беспокойством

Британское признание

21 февраля (3 марта) 1613 года Земский собор принял историческое решение: избрать на царство Михаила Федоровича Романова. Первой страной, признавшей нового государя, стала Англия: в том же,1613 г., в Москву прибыло посольство Джона Метрика. Так начиналась история второй и последней царской династии России. Показательно, что все свое царстование Михаил Фёдорович выказывал сособое отношение к англичанам. Так, Михаил Фёдорович восстановил после Смуты отношения с британской «Московской компанией» и хотя урезал свободу действий английских купцов, всё же поставил их в льготные условия не только с прочими иностранцами, но и с представителями российского «крупного бизнеса».

Откуда появилась династия Романовых?

В 1598 году скончался последний царь из династии Рюриковичей Федор I – сын Ивана Грозного. На смену древней княжеской фамилии, берущей свое начало от скандинавских конунгов, пришла новая династия – Романовы. Как она появилась и почему стала достойной российского престола?

Из глубины веков

Самым первым доподлинно известным предком Романовых считается московский боярин Андрей Кобыла , служивший при дворе князей Ивана Калиты и Симеона Гордого. Его происхождение и судьба, до сих пор, остается предметом ожесточенного спора.

В XVII веке после петровских реформ и европеизации России, когда было принято возводить свои корни к европейским фамилиям, Романовы возвели свою родословную к первым прусским царям.

Согласно этой родословной, предком фамилии был король древнегерманского народа кимвров Видевут. В VI веке, будучи изгнанным из родных земель племенами готов, Видевут с братьями откочевал к устью Вислы и основал первое прусское королевство.

Спустя века, некий прусский князь Гланда Камбила, потомок того самого Видевута, спасаясь от преследования Тевтонского ордена, прибыл на службу к знаменитому князю Александру Невскому. На Руси беглецу пришлось креститься и получить новое имя Иван. Фамилию русские писцы, то ли по ошибке, то ли намерено, вместо Камбила записали Кобыла.

Ряд исследователей относятся к этой родословной скептически. По мнению советского историка С.Б. Веселовского, Иван Кобыла был родом не из Пруссии, а из Прусской улицы в Новгороде.

В доказательство приводят брата Ивана Кобылы Федора Шевлягу. Так же как Кобыла, Шевляга – это исконно русское прозвище, в данном случае, означающее «кляча» или «развалина». Шевляга был новгородский боярин и тоже стал предком для многих родовитых фамилий Российской империи.

Другой советский историк А.В. Кузьмин считает, что родиной Ивана была Кострома. Именно в Костроме потомки легендарного боярина владели огромными земельными наделами.

От Кобылы до Романова

Намного больше сведений о себе оставил самый младший сын Ивана Кобылы Федор Кошка.

Федору удалось помочь князю Василию наладить отношения с Ордой, за что он получил самые светлые о себе воспоминания от татарского хана Едигея. После смерти боярина отношения Москвы с Ордой снова ухудшились.

Сын Федора Иван Кошкин, напротив, татарам очень не понравился. Он был советником и казначеем московского князя. Хан Едигей в своем письме в Москву, назвал его любовником князя, по своей молодости дававшим неразумные советы.

Захарий Кошкин тоже оставил весьма противоречивую память. Он был одним из инициаторов скандала , произошедшего из-за краденого золотого пояса Василия Косого. Скандал привел к 25-летней междоусобной войне. В 1455 году Захарий был упомянут в числе литовского войска, разграбившего приграничные русские города.

Доброе имя фамилии вернул Юрий Кошкин, ставший московским воеводой, талантливым полководцем и государственным деятелем.

Сын Юрия Роман подарил потомкам фамилию Романовы. В свою очередь, дочь Романа Анастасия стала первой женой Ивана Грозного. Благодаря этой девушке, семья невероятно возвысилась и обрела влияние. Брат Анастасии Никита стал одним из самых близких приближенных царя и сделал головокружительную карьеру.

Романовы приходят к власти

Сын Никиты Филарет (при рождении был назван Федор) стал патриархом всея Руси. Это был очень влиятельный и всеми уважаемый человек, отличавшийся грамотностью и острым живым умом.

Сын Ивана Грозного Федор, вошедший в историю как болезненный и слабовольный человек, перед кончиной завещал свое царство патриарху Филарету. Этот момент стал определяющим фактором в выборе главы государства.

Сам Филарет, после череды событий Смутного времени, находился в польском плену. Это не помешало сторонникам патриарха, боярам, а также казакам, предложить российский престол его сыну Михаилу.

Так, семнадцатилетний Михаил, потомок Ивана Кобылы, стал первым русским царем из династии Романовых.

Источники:

http://russian.rt.com/science/article/488314-mikhail-romanov-carstvovanie
http://russian7.ru/post/kak-romanovy-stali-carskoy-dinastiey/
http://zen.yandex.ru/media/id/5a7df370e86a9e6bc2c0c713/5de3fc1df73d9d00ae14b753

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×
×
×