1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как Борис Годунов пришел к власти

Царь — ненастоящий: взлёт и падение Бориса Годунова

Иван Грозный считал его одним из самых талантливых своих сподвижников. Царь Фёдор I сделал правителем России. Он пользовался популярностью среди простого народа, хотя имел множество врагов из самых знатных фамилий. И без смущения расправился со всеми, кто мешал взойти на трон. Об одном из самых неоднозначных русских царей — Борисе Годунове — в материале WARHEAD.SU.

Россия без царя

В январе 1598 года в Москве умер царь Фёдор I Иоаннович — последний сын Ивана IV Грозного. Вместе с Фёдором погибла когда-то многочисленная династия московских Рюриковичей.

Наследника не было. Другой сын Ивана IV — Дмитрий Углицкий — погиб ещё за семь лет до этого. Иван Грозный, всюду видевший заговоры, уничтожил и младшую линию князей Московских — дом Старицких.

Конечно, в России оставалось немало родственников Рюриковичей. Но кто бы ни взошёл на трон — его права могли быть оспорены. И не без основания. Ведь прервалась прямая линия потомков первого московского князя Даниила, сына Александра Невского, правившая на Москве с 1263 года.

В такой ситуации для ловкого человека, стоящего у трона, открывались небывалые возможности.

Кандидат «из низов»

Как раз таким человеком и был Борис Годунов. К этому моменту вот уже пятнадцать лет он играл в русском государстве главную роль. Начав карьеру простым опричником, он стал боярином, а затем правил государством, стоя почти вровень с царём.

Без Бориса не решался ни один государственный вопрос. Он занимался всем: дипломатией, войной, строительством, торговлей, финансами и даже делами церкви.

Для Московского царства возвышение «худородных» не было чем-то удивительным, но никогда ещё сын простого вяземского дворянина не садился на трон Рюриковичей.

В это же время в Москве существовал сильный и сплочённый клан князей Шуйских, считавших, что шапка Мономаха должна достаться именно им. У Шуйских имелось немало сторонников среди столичного люда.

В России привыкли, что происхождение царя осеняется родословной в несколько столетий. Борис после правления Рюриковичей был выскочкой и никем иным.

Заговор против Годунова

Попытка нанести удар по Годунову предпринималась ещё в 1586 году. В Москве прошёл слух, что Борис собирается расправиться с Шуйскими. Московские купцы и сидельцы в лавках, изрядно вооружившись, явились в Кремль и потребовали от правителя государства помириться с князьями. В качестве посредника, явно игравшего на стороне Шуйских, выступил митрополит Московский Дионисий. Под давлением церкви и вооружённой общественности Годунов публично заявил, что он не враг Шуйским. После чего горожане разошлись.

Вскоре Годунов одержал победу в придворных интригах и добился ссылки Ивана и Андрея Шуйских, а также низложения митрополита Дионисия. Несмотря на то, что Фёдор I в 1591 году вернул сосланных в Москву и восстановил их в Боярской думе, враги Годунова были запуганы.

Князья и думские бояре поддерживали правителя — кто из страха перед опалой, а кто в убеждении, что России нужен сильный и энергичный лидер.

Иностранцы в дипломатической переписке прямо называли Годунова «лордом-протектором», то есть правящим регентом при живом царе — небывалое дело!

У постели умирающего царя

До высшей власти оставался всего один шаг. Хотя сделать его было очень сложно.

Недоброжелатели Годунова рассказывали, что когда умирающий царь собрал самых влиятельных бояр, то отдал скипетр не Годунову, а Фёдору Романову, прося его принять власть после своей кончины.

Однако Романов отказался от предложенной чести. Бояре начали спорить, кому должен достаться московский трон. Тогда слабеющий Фёдор ответил: «Ну, кто хочет, тот пусть и берёт скипетр, а мне невмоготу больше держать его». Борис Годунов подошёл к царю и взял атрибут власти из его слабеющей руки.

После смерти царя, несмотря на всё честолюбие Бориса, просто так взять и сесть на опустевший престол было никак невозможно. Боярская дума назначила временную правительницу. Ей стала царица Ирина, вдова царя Фёдора и сестра Бориса Годунова.

«Избирательные технологии» XVI века

Ирина сама не цеплялась за власть, и менее чем через две недели решила уйти в монастырь. Однако она старалась сделать всё, чтобы её брат стал царём. Но на тот момент положение Годунова было шатким, а его скорый триумф — неочевидным.

В числе возможных кандидатов на престол называли и знатнейшего боярина князя Фёдора Мстиславского. Не стоило сбрасывать со счетов усиливающихся Романовых. Казалось, что дело Годунова обречено.

И тут все резко изменилось. Годунов щедрой рукой раздавал жалованье армии. Стрельцы боялись: если власть сменится, денежные выдачи станут задерживать. Так что войско сделало свой выбор, заявив, что хочет видеть на троне только Годунова. Стрельцов поддержали простые москвичи, любившие «лорда-протектора» за щедрые раздачи серебра.

Первый избранный царь

Поддержка армии и «черни» решила исход борьбы в пользу Бориса. Никто не захотел испытать последствия народного бунта или военного мятежа. Поэтому Земский собор, созванный для выборов нового монарха под давлением улицы, где вовсю кричали «Бориса на царство!», быстро определился с кандидатурой. Только Годунов.

Но Земский собор одновременно принял декларацию: власть вручалась из рук «мира», от имени которого действовали патриарх и депутаты. Тогда Годунов ещё не знал, что корону, полученную по воле народа, очень легко потерять…

С первых дней своего правления Борис делал всё, чтобы подданные любили его. Поэтому осыпал народ милостями и пожалованиями.

Боярам, дворянам и чиновникам было разом выдано жалованье за три года. Царь дал обет никого не казнить. Множество дворян получили придворные чины. Горожанам даровали торговые привилегии. Беднякам щедро раздавались казённые деньги. А на ремесленников обрушились заказы на обеспечение оружием и снаряжением поместной конницы и стрелецких полков. В Москве началось активное каменное строительство.

Армия отразила набег крымского хана, и граница России сдвинулась на юг.

Годунов звал на Русь иностранных купцов, в Европе искали и приглашали на русскую службу врачей, металлургов, оружейников, механиков. А в Европу по царскому приказу на обучение поехали дворяне. Годунов говорил, что необходимо открывать новые школы. Ходили разговоры, что царь-реформатор задумывался даже об учреждении университета. Он хотел ускорить прогресс и превратить Россию в развитую и богатую страну.

Борис стремился упрочить свою династию, женив дочь Ксению на иностранном принце (сначала Густаве Шведском, затем Иоганне Датском), чего не бывало со времён Древней Руси.

Репрессии и голод

Но прошло всего два года, и время успехов царя Бориса закончилось. Его подозрительность привела к череде опал, начавшихся в 1600 году.

Было сфабриковано «дело Романовых», которых обвинили в колдовстве. Эта популярная в народе семья лишилась государственных постов и была отправлена в ссылку. Так Годунов репрессиями оттолкнул от себя знать и лишился поддержки народа, который симпатизировал покровителям из числа богатейших князей и бояр.

В 1601 году пришла новая напасть — Великий голод. Внезапно начались холода, три года подряд в стране был неурожай. Помещики отказались соблюдать вековой обычай, обязывающий их кормить своих крестьян. Тысячи голодающих пошли в Москву в ожидании царской милости. Годунов распорядился раздавать деньги и хлеб из государственных запасов, но это лишь ухудшило положение в стране — в провинции люди бросали землю и уходили в столицу «за хлебом».

От любви до ненависти

Среди крестьянства начались мятежи, переросшие в большое восстание, которое было жестоко подавлено. Борис Годунов — ещё недавно всеми любимый — стал самым ненавистным правителем. На него свалили все неудачи последних лет.

В 1603 году в Речи Посполитой объявился человек, называющий себя чудесно спасшимся царевичем Димитрием, сыном Ивана Грозного и законным претендентом на московский престол. В 1604 году он собрал отряд из числа поддерживающих его казаков и шляхты, после чего отправился в поход на Годунова.

Читать еще:  Что цепляет мужчин в женщине

Тринадцатого апреля 1605 года, не перенеся ударов судьбы, Годунов умер. Ему шёл 53 год.

Почему из сверхпопулярного царя-реформатора Годунов превратился в ненавистного всем узурпатора? Ответ, вероятно, связан не с фатальными неудачами последних лет его правления.

Многие законные цари испытывали гораздо бо́льшие трудности, но никто не сомневался в их праве на власть. Главнейшая проблема Годунова была в том, что он не родился на троне. А для человека той эпохи правитель, пришедший к власти из низов, — немыслимое дело. Лишь те, кто принадлежал к старинным правящим династиям, имели неоспоримое право на власть.

Правитель мог располагать огромным богатством, мог опираться на силу, мог подкупать народ милостями, но любой его подданный в глубине души понимал: «царь — ненастоящий».

Именно эта особенность средневекового мышления обеспечила мгновенное падение династии Годуновых. После смерти Бориса у его сына Фёдора II не нашлось сторонников, и власть упала в руки вернувшегося в Москву «царевича Дмитрия».

И пусть даже те, кто воевал за Лжедмитрия, считали его самозванцем, слава «истинного царевича», оказалась сильнее, чем популярность «крепкого хозяйственника».

Вероятно, в то время не было иного выхода, и Россия неизбежно должна была пройти через династический кризис и Смуту. Вина за это полностью лежит на Иване Грозном, который своими руками погубил собственную династию. Падение же Годунова и его династии стало началом самого страшного времени русской истории — Смуты.

Вступление на престол Бориса Годунова

6 января 1598 г. умер царь Федор Иоаннович. С этим прекратился род Рюриковичей, правивший Русью более 700 лет. Царь Федор Иоаннович не оставил завещания. Царица Ирина объявила амнистию, потом приняла пострижение и удалилась в Новодевичий монастырь. Незадолго до смерти царя указ 1597 г. предоставил владельцам право разыскивать беглых крестьян в течение 5 урочных лет. Инициатор этого указа Борис Годунов смог обеспечить себе дополнительную поддержку дворян.

Борис Годунов происходил из костромского боярского рода. По преданию, этот царский род начинался от татарского царевича Чет-Мурзы из Золотой Орды, приехавший на службу в Россию при Иване Калите и якобы основавшего Ипатьевский монастырь. Борис Годунов возвысился в период опричнины, особенно когда женился на дочери Малюты Скуратова.

В феврале 1598 г. на Земском соборе Борис Годунов был избран новым русским царем. В его избрании участвовали 500 — 600 человек, в том числе торгово-ремесленная верхушка посада. В сентябре того же года патриарх Иов венчал Бориса Годунова на царство шапкой Мономаха. После этого Борис объявил, что он все сделает для своего народа, что он готов будет последней рубашкой поделиться со своими подданными. Как писал свидетель событий, келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын, «ради всенародных строений своих Борис всем любезен бысть». Однако эти обещания новому царю удавалось выполнять недолго.

Борис Годунов пришел к власти не как представитель династии, а по приговору Земского собора, поэтому не обладал значительным авторитетом, чтобы единолично принимать решения, которые бы не вызывали бы недовольства бояр. Из князей в этот момент наиболее влиятельными оставались Шуйские. Еще перед смертью Иван Грозный сформировал регентский совет при сыне Федоре, в котором ключевой фигурой был П.П. Шуйский. Борис Годунов стал реальным правителем государства при царе Федоре Иоанновиче только после того, как ему удалось разгромить группировку Шуйских. По его приказу П.П. Шуйский был пострижен в монахи, а потом умерщвлен. Положение Шуйских существенно пошатнулось, и они не участвовали в борьбе за трон после смерти царя Федора Иоанновича.

Вступив на престол, Борис Годунов сохранил пост главы Боярской думы за князем Ф.И. Мстиславским. Но фактически большим влиянием в думе пользовался не он, а бояре братья Василий, Дмитрий и Иван Шуйские. Стремясь создать опору трону, Борис Годунов не побоялся ввести в Боярскую думу некоторых своих бывших противников — А.И. Куракина, князя В.В. Голицына. Современники называли Александра Никитича Романова личным врагом Бориса, однако после коронации Годунова Александр получил боярство, а его брат Михаил — окольничество. Борис Годунов ввел в Боярскую думу и своих родственников, его дядя Дмитрий Иванович стал конюшим — старшим боярином думы, боярин Степан Васильевич Годунов стал главой Большого дворца. На долю Годуновых приходилась почти треть состава двух высших чинов думы — бояр и окольничих.

Многие аристократические семьи надеялись, что Борис будет править недолго из-за старости и болезней. В конце 1599 г. царевич Федор Борисович известил монахов Троице-Сергиева монастыря о том что отец недомогает и не приедет на богомолье. В 1600 г. здоровье Бориса Годунова резко ухудшилось. После заседания Боярской думы Бориса на носилках отнесли из дворца на площадь, чтобы показать народу, что он еще жив. Боярские холопы донесли, что Шуйские наводят порчу на Годунова (дело Ивана Шуйского в 1599-1600 гг.), и Иван был изгнан из Боярской думы.

Несомненно, наибольшую угрозу для Годунова в это время представляли Романовы — двоюродные братья последнего законного царя. Романовы располагали сильными позициями в Боярской думе: здесь были бояре Федор и Александр Никитичи, окольничий Михаил Никитич Романовы. Их родней и сторонниками являлись бояре — князь Борис Черкасский, князь Иван Сицкий, князь Федор Шестунов и др. За время царствования Ивана IV и его сына Федора Иоанновича Романовы приобрели огромные вотчины и стали богатейшими землевладельцами. Борис Годунов обвинил Романовых в заговоре с целью уничтожения царской семьи и захвата власти. Как записал в своей «Московской хронике» Конрад Буссов, братья Романовы хотели извести Бориса ядом, но были преданы своими собственными людьми.

Русские летописи, составленные в окружении Федора (Филарета) Никитича Романова, называли имя доносчика — боярского холопа Бартенева, который решил предать своего господина Александра Никитича. Бартеневы принадлежали к дворянскому сословию и владели небольшими вотчинами. Бартенев Второй сначала служил у Федора Никитича, а потом поступил в казначеи к Александру Никитичу. В соответствии с законами о холопах Бартенев через несколько лет добровольной службы у Никитичей должен был дать им на себя служилую кабалу. Явившись с доносом к окольничему Семену Годунову, ведавшему сыском, казначей договорился с ним обо всем. Романовы были обвинены в ведовстве и колдовстве. Падение Романовых произошло осенью 1600 г. Никто не сомневался в том, что обвинения в колдовстве были только поводом. Болезнь Бориса Годунова возродила опасения династического кризиса, а у Романовых естественно появилась надежда получить корону. Малолетний наследник Бориса имел мало шансов удержать престол. Борис Годунов должен был устранять главных претендентов на свое место.

Суд над Романовыми вела комиссия во главе с окольничим Михаилом Глебовичем Салтыковым. Судебное разбирательство проводилось не в Боярской думе, а на патриаршем дворе. Главной уликой против Романовых послужил мешок с «волшебными» корешками. Боярину Александру Никитичу была устроена очная ставка с Бартеневым. После суда над Романовыми Михаил Салтыков и Семен Годунов получили боярство.

В результате все братья Романовы были подвергнуты тюремного заточению, а старший из них Федор насильно пострижен в монахи под именем Филарета. Этим у него хотели навсегда отнять возможность занять престол. Монашество заставили принять и его жену Ксению Ивановну Шестову (под именем Марфы). Их 5-летний сын Михаил (будущий царь) был разлучен с родителями и вместе с теткой Анастасией Никитишной был сослан на Белоозеро. Из пяти братьев Романовых только инок Филарет и Иван Никитич вынесли тяжелое заключение и остались живы.

Читать еще:  Как пчёлы из нектара делают мёд

Так же как и Романовы был устранен Богдан Вельский — племянник Малюты Скуратова (во время междуцарствия в 1598 г. он выступал против Бориса Годунова). В 1599 г. Богдан Бельский был отослан правительством в экспедицию на р. Северный Донец, где предполагалось строить крепость Царев-Борисов. Воевода не стал разворовывать казенные средства, отпущенные на жалованье служилым людям и оплату строительных работ. Редкий случай! Наоборот, он привез много припасов из собственных вотчин в Царев-Борисов, поэтому быстро завоевал популярность среди служилых людей.

Богдан Бельский ведал Аптекарским приказом он один мог подносить лекарства царю. Пока Бельский строил крепость, царь Борис приблизил к себе шотландского капитана Габриэля, сведущего в медицине. Он пожаловался царю на Вельского в том что тот нарушает порядок, в котором надо давать снадобья царю. Узнав об этом, Бельский велел арестовать Габриэля. Габриэль донес на Бельского, что тот может не только лечить, но и делать вредные зелья и даже пробовать их на себе. С 1603 г. Аптекарским приказом вместо Вельского стал руководить Семен Годунов (глава сыска). Как и Романовых, Вельского обвинили в том что он желает царства. Его осудили, вывели на рыночную площадь и подвергли позорному наказанию. Палачом был назначен капитан Габриэль, он вырвал у Вельского клок за клоком всю бороду (особое бесчестье). Затем Богдана Вельского сослали (до 1604 г. в его нижегородское имение, потом в Сибирь или в Нижнее Поволжье). Оба политических процесса — против Романовых и против Богдана Вельского — были похожи. Бывший опричник, Борис Годунов в то же время действовал не совсем так, как Иван Грозный (без погромов и резни). Политический кризис 1600 г. был кратковременным, и Борис Годунов смог его преодолеть.

Борис Годунов: путь к власти

«ЧТО? БОРИСКУ на царство?» — кто не помнит это негодующее восклицание Ивана Грозного из известной кинокомедии. Конечно, законный царь не мог даже в самом кошмарном сне увидеть, что через несколько лет после его смерти престол Рюриковичей займет вяземский дворянин из захудавшего боярского рода.

В борьбе за власть и в те далекие времена, и в наши дни используются одни и те же приемы. И путь Бориса Годунова к царскому венцу — яркое тому подтверждение.

В годы опричнины Иван Грозный назначил Дмитрия Годунова, дядю Бориса, главой Постельного приказа. Глава этого приказа ведал царским гардеробом, организовывал «услады» царской семьи, ему подчинялись многочисленные дворцовые мастерские, прислуга и охрана. Под крылом дяди Борис получил первый придворный чин — стал стряпчим.

В атмосфере интриг и доносов, когда любой неверно истолкованный шаг грозил смертью, Годуновы неутомимо искали пути для упрочения своего положения. Перед ними стоял почти непреодолимый барьер худородства. Но Борис женился на дочери Малюты Скуратова, ближайшего подручного Грозного, а сестру Бориса — Ирину — умудрились выдать замуж за царевича Федора. Именно в этот период перед Борисом забрезжила перспектива реальной власти, которую он сделал главной целью своей жизни. Борис быстро стал «правой рукой» царевича, который, по свидетельству современников, «благоюродив бысть».

Но после смерти Грозного Годунову предстояло устранить или нейтрализовать регентский совет, назначенный покойным царем в помощь слабоумному Федору. Годунову противостояли представители знатнейших аристократических родов: князья Иван Мстиславский и Иван Шуйский, дядя царя боярин Никита Романов-Юрьев и выдвинувшийся в годы опричнины Богдан Бельский. За каждым из них стояли значительные группировки аристократии и дворян.

Сначала Бельский, поддержанный Годуновым, попытался силой отстранить от власти остальных членов регентского совета. Мстиславский и Шуйский спровоцировали в Москве народные волнения. Пролилась кровь. Сила была на стороне восставших, и Бельского отправили в ссылку. Апелляция к народу в борьбе за власть оказалась возможной и впоследствии будет использоваться часто.

Как ни странно, Годунов вышел из схватки без потерь и даже упрочил свое положение. В связи с венчанием Федора на царство Борис в обход многих именитых бояр был пожалован в конюшие — один из высших в России чинов, что ввело его в круг реальных правителей государства.

Годунову нужны были союзники, и он нашел их в лице регента Никиты Романова-Юрьева и думного дьяка Андрея Щелкалова, главы приказной бюрократии. Романов не мог тягаться знатностью с Рюриковичами Шуйскими и Гедиминовичами Мстиславскими и готов был встать в оппозицию к ним. Выходец из посадских низов, Щелкалов, ставший одним из ведущих деятелей земщины, сам жаждал власти. Если от престарелого, часто болевшего Романова ждать действенной помощи не приходилось, то изворотливый и хитрый Щелкалов, обладавший к тому же громадной работоспособностью и реальной возможностью влиять на Боярскую Думу, стал для Бориса помощником и советчиком. При помощи Щелкалова Годунов постепенно забирал власть в свои руки. Путем сложных интриг и «вбросом» в Боярскую Думу умело скомпонованного компромата он вынудил Мстиславского постричься в монахи.

Но справиться со сторонниками опального князя сил уже не хватило, и сын Мстиславского возглавил Боярскую Думу. Перспектива Годунова оставалась туманной: болезненный царь без наследника, при котором Борис мог бы остаться соправителем.

И Годунов решился на отчаянный шаг: послал в Вену доверенных лиц с предложением в случае смерти Федора заключить брак между Ириной и имперским принцем, чтобы затем возвести его на российский престол. Сохранить в тайне переговоры не удалось. Боярская Дума потребовала суда над Годуновым за измену и попытку отдать российский престол католику. Борис послал своего представителя в Лондон договариваться с английской королевой о предоставлении убежища. Но лидеры оппозиции допустили непростительную ошибку, они опять спровоцировали волнения в Москве и попытались разгромить двор Годунова, однако удержать народную стихию в нужном русле не смогли. Волнения переросли в бесконтрольный бунт, Кремль оказался в осаде. Группировки боярской оппозиции вынуждены были на время забыть распри и объединиться для противостояния общей опасности.

Годунов получил короткую передышку и успел сфабриковать обвинение руководителей боярской оппозиции в тайных сношениях с Литвой и Польшей и попытке привести на российский престол польского короля Стефана Батория. Основные обвинения, как и следовало ожидать, он выдвинул против Шуйского. Преданные Годунову дворяне схватили Шуйского, насильно постригли в монахи, а затем умертвили. И сразу же была развернута широкая кампания кровавых репрессий против родственников и сторонников опального князя. Ценой десятков жизней Годунов упрочил свое положение.

Он стал соправителем государства, принимающим самостоятельные решения от имени самодержца, и получил беспрецедентную в истории России титулатуру: «царский шурин и правитель, слуга и конюший боярин и дворовый воевода и содержатель великих государств — царства Казанского и Астраханского (курсивы мои. — В.Р.)».

Годунову недоставало поддержки боярской аристократии, церкви и служилого дворянства. Переломить упорную оппозицию боярства не удавалось, и он сосредоточил усилия на привлечении на свою сторону церкви и дворян, особенно провинциальных.

В Западной Европе монархи, чтобы добиться от глав католической церкви выгодных для себя решений, неоднократно удерживали римских пап в качестве пленников. Обещая крупные денежные субсидии, в 1588 году в Москву пригласили Константинопольского патриарха Иеремию. Главе вселенской церкви был оказан торжественный прием, ему отвели роскошные апартаменты, обеспечили всем необходимым, но изолировали от внешнего мира. Свободу и богатые дары ему обещали в обмен на учреждение в Москве патриаршества. Почти год Иеремия был «гостем» русского царя.

26 января 1589 года на московский патриарший престол был возведен Иов, ставленник Годунова. Чтобы подчеркнуть особую роль царского шурина в повышении статуса русской церкви, провели грандиозный крестный ход: в сопровождении духовенства, бояр и громадной толпы народа патриарх Иов объехал вокруг Кремля на осле, которого вел под уздцы Борис Годунов.

Читать еще:  Что едят дикие утки в природе

Теперь предстояло выиграть борьбу за армию — привлечь на свою сторону служилое дворянство. Как опытный политик Годунов понимал, что самый верный способ решения этой проблемы — экономические льготы и победоносная война. Ущемляя интересы аристократии, он ввел для дворянского сословия ряд податных привилегий, «чтобы в службу служилым людем земли прибавливати», и даже пошел на отчуждение в казну отдельных монастырских вотчин.

Затем Годунов сделал беспроигрышный ход. Сначала введением «заповедных лет» был временно запрещен переход крестьян от помещиков в течение двух недель после Юрьева дня, а затем и вовсе отменен. Это означало закрепощение крестьянства.

Что до военных успехов, то в январе 1590 года русские войска начали наступление в Прибалтике. Перед ними стояла благородная задача — отвоевать у Швеции исконно русские земли и выйти к побережью Балтийского моря. Пользуясь преимуществами внезапного удара, русские воеводы разбили несколько шведских отрядов, заняли Ям, блокировали Копорье и Нарву. Годунов, жаждавший военной славы, возглавил полки под Нарвой. Но отсутствие у свежеиспеченного полководца элементарных военных знаний привело к конфузу: несмотря на значительное превосходство в силах, взять Нарву не удалось. В конце концов со Швецией заключили выгодный мир, по которому Россия получила участок пустынного балтийского берега между реками Нева и Нарва, но одновременно обрели разъяренного, жаждущего реванша противника на северо-западных границах.

В следующем, 1591, году русские воеводы на подступах к Москве успешно отбили набег крымского хана Казы-Гирея. Этот несомненный успех Годунов тут же приписал себе. Теперь он мог рассчитывать на поддержку служилого дворянства, хотя отношение у военных к ратным дарованиям правителя сложилось, мягко говоря, скептическое.

Надежности власти мешало то, что в Угличе подрастал царевич Димитрий. В его окружении хватало кандидатов в соправители. И Борис принял меры. Церковь запретила упоминать Димитрия в богослужениях как рожденного Грозным в шестом браке (православные могли вступать в брак не более трех раз). Жестоким преследованиям подверглись люди из окружения царевича. Угличское княжество, закрепленное за матерью Димитрия царицей Марией, было взято под жесткий контроль Москвы, в него направили специальных дьяков. В мае 1591 года Димитрий погиб. Историки продолжают спорить о причастности к его смерти Бориса Годунова, но даже если то была трагическая случайность, наибольшую выгоду из нее извлек Годунов. Пока был жив царь Федор, власти Бориса никто не угрожал.

6 января 1598 года царь умер. Борьба за власть вступила в решающую фазу.

Сначала вопреки воле покойного и русской традиции Борис попытался посадить на трон свою сестру, царскую вдову Ирину. По указу патриарха Иова в церквах начали приводить народ к присяге — крестному целованию царице. Но боярская оппозиция опять спровоцировала народные волнения, и уже через неделю Ирина под давлением толпы отказалась от власти в пользу Боярской Думы и ушла в монастырь.

Дума попыталась собрать избирательный Земский Собор. По приказу Годунова все дороги к столице были перекрыты, и попасть на Собор могли только москвичи. В самой Думе развернулась острая борьба между сторонниками основных претендентов на престол, а таковых оказалось немало: Шуйские, братья Федор и Александр Романовы, Мстиславский. Брать в учет Годунова Дума не собиралась. Борис укрылся в Новодевичьем монастыре, где уже находилась его сестра, принявшая в иночестве имя Александра.

Столица впервые превратилась в арену яростной предвыборной борьбы, первый этап которой Годунов проиграл. Только острые противоречия в Думе, куда Борис провел многих своих родственников и сторонников, не позволили боярам лишить его поста правителя. Теперь все хлопоты в пользу Годунова взвалил на свои плечи преданный ему патриарх Иов.

В середине февраля патриарх собрал Земский Собор, на который пригласили верных лиц. На Соборе была зачитана «хартия», подготовленная приверженцами Годунова, как полагают, во главе с его дядей. В ней в ярких красках описывалась биография претендента и умело обосновывались его права на престол, в действительности крайне сомнительные. Хартия стала первым агитационным предвыборным документом в России.

Руководимый патриархом Земский Собор принял решение об избрании Годунова и специальное «уложение», которое предписывало провести шествие к Новодевичьему монастырю и «всем единогласно с великим воплем и неутешным плачем» просить Годунова принять царство. Решения принимались без лишних словопрений, следовало торопиться, так как Боярская Дума, не сумев выдвинуть из своей среды единого кандидата на престол, стала уговаривать народ присягнуть. Думе.

Пока в ней шли препирательства, порой переходившие в рукопашную, патриарх 20 февраля организовал шествие к Новодевичьему монастырю. Годунов ответил рискованным, но тщательно продуманным образом: отказался принять престол, ссылаясь на то, что недостоин претендовать на «превысочайший царский чин».

Иов продолжал действовать. Тем же вечером во всех церквях начались всенощные, и на следующее утро к Новодевичьему монастырю двинулся крестный ход, сопровождаемый громадной толпой народа. На этот раз Годунов согласился принять царский венец.

Боярская Дума явно не собиралась утверждать решение Земского Собора, и только 26 февраля Годунов, так и не дождавшись этого утверждения, торжественно въехал в Москву. В Успенском соборе Кремля Иов вторично благословил его на царство. Представители думской оппозиции на торжества не прибыли, и Годунов снова вернулся в монастырь.

Тогда в начале марта Иов созвал новый Земский Собор, на котором было решено провести всеобщую присягу на верность царю, причем в храмах. В провинцию, кроме текста присяги, было направлено денежное жалованье дворянам.

В Новодевичий монастырь направилось третье шествие — уговаривать Бориса сесть «на своем государстве». В ответ Годунов опять заявил о готовности отречься от царского венца. И тогда инокиня Александра (постриженная царица) издала указ, которым повелела брату возвращаться в Москву и венчаться на царство. Законодательное решение — приговор Боярской Думы — было заменено именным указом, крайне сомнительным с юридической точки зрения.

Годунов вторично торжественно въехал в Москву, но короноваться не спешил. Думцы к тому времени попытались противопоставить ему кандидатуру крещеного татарского хана Симеона Бекбулатовича, который во времена Ивана Грозного один год формально возглавлял земскую часть государства. Не рискнув вступать в открытую конфронтацию с Думой, Годунов нашел способ привести боярство к покорности.

На южных рубежах государства «внезапно» возникла военная опасность, и потребовался спаситель отечества. Борис возглавил поход против крымских татар, которые в этот год о большом набеге на Русь и не помышляли. Принцип, проверенный временем: если нужна война, а войны нет, ее надо придумать.

Война была нужна еще вот для чего. Когда бояре, чтобы не быть обвиненными в измене, занимали в полках воеводские должности, возникло, как всегда, множество местнических споров, за разрешением которых оставалось обращаться к Годунову. Борис рассуждал своих противников и расставлял их на должности.

Армия два месяца простояла под Серпуховом. Что делают военные люди, которым выдали щедрое жалованье, вывели в поле, но делом не обременяют, — представить несложно. Поэтому через два месяца было объявлено, что противник «убояша». Полки были распущены, Годунов торжественно вернулся в Москву.

Во второй половине лета Москва снова «целовала крест» царю, и когда 1 сентября в Новодевичий монастырь, куда Годунов выехал на богомолье, отправилось четвертое по счету торжественное шествие — уговаривать Бориса венчаться наконец «по древнему обычаю», в нем уже участвовали представители Думы. Годунов милостиво согласился, и через два дня в Успенском соборе был венчан царским венцом.

Поразительно, что на последнем и самом ответственном этапе своей борьбы за шапку Мономаха Годунов обошелся без пролития крови и серьезных общественных потрясений. Но итогом его царствования стало Смутное время.

Источники:

http://pikabu.ru/story/tsar__nenastoyashchiy_vzlyot_i_padenie_borisa_godunova_6489857
http://studme.org/11570718/istoriya/vstuplenie_prestol_borisa_godunova
http://www.ng.ru/style/2000-03-30/16_godunov.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector