1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем отличается читатель от зрителя

Школьник XXI века: читатель vs зритель

Последние статьи раздела «Образование»

Почему школьники все чаще предпочитают книге ее визуальную версию?

Текст: Наталья Лебедева
Фото: kursliteraturaikino

Учителя все настойчивее советуют ученикам почаще ходить в театр и смотреть кино. Расчет прост — читать многостраничный роман захочет не каждый, а тут есть шанс, что школьник увлечется, захочет узнать больше, запомнить имена героев наконец и откроет книгу. Современное «цифровое» поколение уже не удовлетворяется обычной книгой, им нужен экшен, быстро сменяющие друг друга образы, а еще лучше интерактив, чтобы герои книг «оживали» от одного движения пальца. Виртуальная реальность, дополненная реальность — вот мир, в котором живут наши дети.

Есть ли в этом мире место классической литературе с ее толстыми книгами, сложными сюжетами и многогранными героями? Не потеряем ли мы Толстого и Пушкина, если чрезмерно увлечемся модными сегодня visual и virtual?

Об этом наш разговор с доцентом кафедры зарубежной филологии МГПУ Ириной Мурзак.

Школьники в течение года должны прочитать вполне конкретный и весьма внушительный список книг. Неужели спектакли и кино действительно помогают учителю увлечь детей чтением?

Ирина Мурзак: Вот от нас, педагогов, теперь требуют воплощения в жизнь единых стандартов, обязательного прочтения сотни классических текстов. Сотни, вы не ослышались. Знание классики, безусловно, обогащает личность, формирует национальную идентичность. Но, уверена, школьники предпочтут визуальную версию. И не потому, что лень читать, а потому, что читать приходится очень много того, что, к сожалению, не поддается экранизации. Это — блоки технической литературы, задачи, учебники, новости в Сети, блоги, инстаграмы… И мы не в силах изъять детей из этого поля чтения. Для книги нужно время, нужен опыт получения удовольствия от текста. Если школьник этим опытом обладает, то он прочтет скорее Фоера или Шмитта, но не обязательный список школьной программы. Они не знают ответа на вопрос: «Зачем?», а современных прагматиков сейчас большинство.

Насколько то, что мы видим на сцене или экране, соотносится с оригинальным текстом? Вариативность трактовок и интерпретаций — это скорее плюс или минус в образовательном процессе?

Ирина Мурзак: А оно и не должно соотноситься, точнее, не должно просто визуально пересказывать текст. Как только родился кинематограф, так сразу режиссеры обратились к классике. Объясняется это тем, что интерес к видеоряду можно вызвать диалогом со зрителем. Авторский театр тоже связан с инсценировкой известных произведений. Ведь до рождения постдраматического театра храм зрелищных искусств обходился пьесами, написанными специально для сцены. Режиссер представляет зрителю свое прочтение произведения, ему необходимо, чтобы этот текст был знаком публике, только тогда возможен диалог. Чем сложнее интерпретация, тем явственнее полемика.

Какие произведения режиссеры чаще всего выбирают для экранизаций?

Ирина Мурзак: Как я уже сказала, режиссеры выбирают самые известные тексты литературы, поэтому мы имеем множество версий «Анны Карениной» или «Американской трагедии». Каждое поколение заново и по-своему прочитывает классическое произведение. Этот феномен объяснил Борис Дубин, социолог литературы, в монографии «Классика, после и рядом»: «Понятие классической литературы, в том числе в форме представлений о традиции или наследии, принадлежит к ключевым компонентам литературной культуры, которая в каждой новой своей вехе перечитывает классику». А поскольку задача литературы развлекать и поучать, театр и кино продолжают со своих кафедр нести в мир много добра. Чем больше версий прочтений классического текста, тем интереснее диалог. Согласитесь, ведь последняя экранизация Карена Шахназарова не могла не вызвать споры, кому раньше пришло бы в голову обсуждать роман с позиции Вронского? Разве такой прием не побуждает к диалогу?

Чем современный читатель отличается от читателя прошлого. И как этот опыт влияет на него как на зрителя?

Ирина Мурзак: Многие педагоги, особенно высшей школы, сейчас жалуются, что студенты порой быстрее находят необходимый материал в интернете, чем их преподаватели, а лекции-презентации (от нас требуют использовать современные технологии) они называют лекциями-караоке. Чтобы в студенческой аудитории был диалог, необходимо перестраиваться прежде всего нам. Мы уже много веков воспитываем читателя, но зритель у нас по сей день дилетант.

Читать еще:  Чем ромашка полезна для волос

Нет алгоритма анализа спектакля или фильма, нет системы. А ведь еще Станиславский говорил, что зритель — это не вкус, зритель — это опыт. И раз уж у нас настал медийный век, век визуальной рецепции, то не презентациями, скопированными из интернета, нам нужно на лекции удивлять студента, а формировать его зрительскую компетентность.

А как быть с возможностями, которые открывает виртуальная реальность? Можно представить себе, как вместо книги ребенок берет с полки какой-то шлем — и вот уже перед глазами весь многостраничный роман, герои, созданные четко по описаниям автора, строгое следование сюжету… Не надо ничего дорисовывать в воображении, думать…

Ирина Мурзак: Но согласитесь, все это уже есть в арсенале наших школьников. Шаблонность заданий ЕГЭ породили и краткие пересказы, и буктрейлеры, и схемы героев, и матрицы ответов. Несколько лет назад нас пугали тексты-пересказы, а сейчас школьники больше на YouTube слушают версию «Войны и мира» в пересказе милой девчонки или афроамериканца (это уж кому кто больше симпатичен). А ведь пересказ — это тоже интерпретация! На мой взгляд, пусть лучше школьник спорит с режиссером, который о тексте знает куда больше, чем та девчонка, которая с легкостью современного сленга обходится с великим творением Льва Толстого.

Какие постановки вы бы порекомендовали посмотреть школьникам? Что заставит, вернувшись домой, найти оригинальный текст и прочитать его?

Ирина Мурзак: Студенты театральных вузов всегда на спектакле с текстом, но не для того, чтобы проверить достоверность реплик, а для того, чтобы отметить, почему режиссер что-то изменил, отметить, а потом с руководителем курса обсуждать. Это идеальный зритель. В Москве очень много ярких прочтений классики. В Театре Станиславского «Ревизор» без слов, только жесты, музыка и мизансцены, но как точно передан гоголевский текст! А «Идиот» в Театре Наций?! Мышкин — Ингеборга Дапкунайте, а Настасья Филипповна — Роман Шаляпин! Провокация? Нет, это такая интерпретация. Нужно смотреть спектакли и фильмы, а потом их обсуждать, но не в парадигме понравилось — не понравилось: а почему так?

Глава 22. Зритель в театре

22.1. Воспитание зрителя как залог воспроизводства аудитории

Вопрос о зрителе является важнейшим вопросом театрального менеджмента: от него во многом зависит экономическое положение театра, его финансовый результат. Понятно, что любой театр мечтает о 100%-ной заполняемость зрительного зала. Но всегда ли аншлаг означает пользу для театра? Какой ценой он достигается? Не стоит ли за сегодняшним успехом потеря завтрашнего зрителя? Как наладить «воспроизводство» своей зрительской аудитории? Какая стратегия необходима для укрепления позиции театра в общественном менталитете, для того чтобы выжить в море множащихся форм культурного досуга?

Роль зрителя в театре, филармонии ни в коей мере не может быть сведена к роли потребителя, хотя предмет потребления здесь занимает высшую шкалу всевозможных благ — это так называемые культурные блага. Зритель в данном случае (в отличие, например, от зрителя в кино или в музее живописи и скульптуры) является творцом искусства. Он «выступает как необходимее условие его “реализации”, сто превращения в человеческую реальность, в феномен общественного сознания и общественного бытия» [1] . Вступая в зрительный зал, он вступает в сообщество, называемое «публика», становится частью коллективного воспринимающего органа, своей реакцией формирующего и навязывающего актерам «зрительскую партитуру спектакля». Всякий раз, от спектакля к спектаклю, эта партитура будет другой, неповторимой, — поэтому и спектакль всякий раз будет другим. В этом, собственно, заключается вся сущность театра, секрет его жизнеспособности и, говоря языком менеджмента, его конкурентное преимущество перед другими видами искусств.

Читать еще:  Комбат от тараканов эффективность

Великий режиссер русского театра Георгий Товстоногов как-то заметил, что театр талантлив настолько, насколько талантлив его зритель. Стоит поразмышлять над этой фразой. Если так велика роль зрителя, насколько же театр нуждается в своем — т.е. не случайном — зрителе, насколько кропотливо он должен его выращивать, воспитывать, заниматься формированием своей аудитории? Чем отличается случайный зритель от театрала?

Всякое искусство моделирует действительность и при этом использует только ему присущие способы моделирования. Понимать, расшифровывать эти способы — значит владеть языком данного вида искусства. Чем лучше владеет зритель (слушатель, читатель) этим языком, чем более он подготовлен — тем больше информации, больше впечатлений и больший смысл способен он вынести из опыта общения с этим искусством. «Когда знания языка искусства недостаточно, индивидуум в процессе восприятия находит для себя такие элементы языка, которые ему доступны, хотя при этом основное содержание произведения может остаться для него скрытым. Если же понятных знаков, элементов языка он встречает мало, ему скучно, неинтересно, он оценивает произведение искусства как плохое, неудачное, или выискивает в тексте произведения нечто, напоминающее ему известные ему знаки, и из них конструирует некий квазиязык, который и воспринимает, приписывая иногда произведению искусства смысл, в нем не заложенный. Такое происходит не только при соприкосновении с так называемыми сложными видами искусств, например классической музыкой, это нередко встречается и при восприятии популярных, пользующихся массовым спросом видов искусств».

Очевидно, что подготовленный зритель — театрал — это тот, кто имеет опыт общения с театральным искусством, т.е. тот, кто посетил театр не один или два раза, а посещает его регулярно и имеет в этом духовную потребность. Театрал — это человек, интересующийся всякой информацией о театре, о спектаклях. Он читает критические статьи, слушает радиопередачи о театре, сопоставляя мнение критика, публициста с собственным опытом и суждением.

На заметку

Театрал — это «живая реклама» театра. Будучи увлеченным сам, он увлекает других и приводит их в театр.

Задача формирования аудитории театра заключается в воспитании театралов, способных образовать мощный костяк театральной аудитории. Выполнение этой задачи может рассматриваться с точки зрения разных уровней решения проблемы:

на уровне страны: приобщение к театральному искусству как к таковому, расширение актуализированной театральной аудитории по всей стране;

на уровне регионов: расширение актуализированной аудитории конкретных театров региона, вовлечение в нее всех слоев населения региона;

на уровне воспитательно-образовательном: увеличение доли подготовленных, «театрально грамотных» зрителей, способных во всей полноте понимать язык сценического искусства;

на уровне организаторском: формирование аудитории конкретного спектакля, ее численного и качественного состава.

Для решения задачи формирования аудитории полезно иметь статистические данные, позволяющие увидеть реальный состав театральной публики. Начиная с 1960-х гг. в нашей стране время от времени проводятся социологические исследования с целью выявления структуры театральной аудитории, составления ее «общесоциологического портрета». Социологический портрет содержит такие данные, как состав публики но половому, возрастному признакам, но уровню образования, профессиональному признаку и др.

Сравнение современных исследований с исследованиями 1960— 1970-х гг. показывает, что менее всего подвержен изменениям показатель по половому признаку: в театральной публике преобладают женщины, они составляют 70%. Но возрастному признаку также наблюдается стойкая тенденция: чем старше публика, тем менее она проявляет интерес к театру. Данные 1970-х гг. совпадают с данными 2000-х: 65—70% театральной публики составляют зрители моложе 40 лет. Зрители от 40 до 50 лет составляют 17%, от 50 до 60 — 11%, старше 60 — 5%. По показателю образования в целом картина также не меняется. Как и прежде, театр в культурном досуге людей играет тем большую роль, чем выше уровень образования. По профессиональному признаку также неизменным остается тот факт, что основной костяк зрительской аудитории составляет интеллигенция, причем большей частью гуманитарная.

Читать еще:  Какая сталь для ножей самая лучшая

Показатель по возрастному признаку является наиболее важным для понимания перспективы театрального искусства. Здесь мы видим обнадеживающие результаты — 2/3 публики находятся в возрасте от 15 до 40 лет. Это свидетельствует, что процесс воспроизводства театральной публики не прекращается. Гораздо хуже в этом отношении обстоят дела в большинстве филармоний страны, где основная часть публики на концертах классической музыки состоит из людей пенсионного возраста. Уже одного этого показателя достаточно, чтобы понять острую необходимость серьезных изменений в филармоническом деле. Данное сравнение публики театральной и филармонической не должно вводить в заблуждение руководителей театра. Ведь классическая музыка, являясь высоким искусством, привлекает наиболее тонкого, чуткого, подготовленного слушателя, владеющего языком высокого искусства. Если в обществе постепенно исчезает этот слой аудитории — старится и умирает, а новый слой не появляется, то это не может не сказаться на уровне художественных притязаний публики в целом. Причиной посещения театра может оказаться не стремление к высокому и прекрасному искусству, а какие-то более грубые мотивы. Хорошо, если это — желание разобраться в сложностях общественного устройства (показательно, например, что в наше время приобретает популярность так называемый документальный театр), но ведь имеет место и паразитирование театров на тенденции к бездумно развлекательному времяпровождению, и хуже — на эксплуатации низменных инстинктов. Такое «развитие» может превратить театр, по меткому выражению Г. Дадамяна, в «эстетическую забегаловку».

Для руководителя, понимающего, что «выживание» любой ценой — это путь к деградации театра как искусства и культуры в целом, важно озаботиться тем, чтобы иметь социологический портрет собственной публики. Но только социологической статистики мало — нужно идти на контакт со своим зрителем во всех доступных формах. Это могут быть:

маркетинговые исследования, включающие опросы, интервью с целью выявить запросы, интересы, разочарования и надежды каждой группы зрителей;

создание «клубов друзей», в которых творческие работники театра могут непосредственно общаться со свои постоянными зрителями; очень важно устраивать такие встречи сразу после спектакля;

приглашение театральных критиков и совместные обсуждения с критиками, зрителями, актерами и режиссерами спектаклей театра: это будет способствовать расширению культурного кругозора всех собравшихся, постижению зрителями языка театра, выявлению новых целей творческого коллектива;

создание «школы театрала» для детей и подростков, что будет способствовать не просто воспроизводству аудитории, но воспроизводству грамотной, подготовленной аудитории, зрителя-творца, стремящегося к действительно высокому искусству. Ассортимент методов здесь зависит только от фантазии и педагогического потенциала специалистов: от элементарного знакомства с этикой поведения в театре, от любительского спектакля до какого-нибудь интегрального проекта, задействующего музыку, живопись и театр, привлекающего к сотрудничеству филармонию, клуб, музей.

Внимание к детям и подросткам — стратегически важная область деятельности театра независимо от его специфики (ТЮЗ, драма, музыкальный, кукольный театр). Привычка к театру, потребность в сценическом искусстве закладываются с детства. Исследования со всей очевидностью показывают, что если человек ни разу не был в театре будучи ребенком, подростком, он туда не придет и в дальнейшем. Это направление деятельности театра должно найти воплощение и в его репертуарной политике: в репертуар необходимо включать пьесы, адресованные юному зрителю. Это совсем не та репертуарная политика, которая ограничивается новогодней кампанией, когда по два, а то и по три раза прокатывается в течение новогодних каникул одна и та же постановка, а после этих каникул о детях никто не вспоминает. Особенно это важно для тех театров, которые являются единственными в городе, где нет ни ТЮЗа, ни кукольного театра.

  • [1]Давыдов Ю. Н. Социальная психология и театр // Театр. 1969. № 12. С. 27.

Источники:

http://godliteratury.ru/events-post/shkolnik-xxi-veka-chitatel-vs-zritel
http://studme.org/42740/menedzhment/zritel_teatre

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector